В нашей онлайн базе уже более 10821 рефератов!

Список разделов
Самое популярное
Новое
Поиск
Заказать реферат
Добавить реферат
В избранное
Контакты
Украинские рефераты
Статьи
От партнёров
Новости
Крупнейшая коллекция рефератов
Предлагаем вам крупнейшую коллекцию из 10821 рефератов!

Вы можете воспользоваться поиском готовых работ или же получить помощь по подготовке нового реферата практически по любому предмету. Также вы можете добавить свой реферат в базу.

Роль и место прокурора в гражданском процессе

Страница 2

В ч. 1 ст. 35 перечисляются права лиц, участвующих в деле, в том числе право обжаловать судебные постановления и использовать предоставленные законодательством о гражданском судопроизводстве другие процессуальные права.

Таким образом, правом принесения апелляционных, кассационных и надзорных представлений прокурор наделен именно как лицо, участвующее в деле.

Как видим, главной проблемой, которая возникает при характеристике участия прокурора в гражданском процессе, является вопрос о месте прокурора среди иных лиц, участвующих в процессе.

Первая точка зрения по указанной проблеме заключается в признании прокурора стороной в гражданском процессе.[6] Данная позиция является доктринальной, поскольку как утративший силу ГПК РСФСР, так и ныне действующий ГПК РФ при регулировании положения лиц, участвующих в деле, разделяют статусы представленных субъектов. Думается, что подобная точка зрения не является вполне обоснованной и на теоретическом уровне. Правовое положение прокурора имеет настолько много особенностей по сравнению со статусом стороны в гражданском процессе, что признание их исключениями из общего правила не представляется возможным.

Прежде всего, прокурор ex officio (по должности, без приобретения специальных полномочий) является таким участником процесса, в обязанности которого входят защита прав, свобод и законных интересов других лиц (п. 1 ст. 45 ГПК РФ). В связи с этим весьма примечательным является дело, рассмотренное Верховным судом РФ от 26 июня 1996 года.

В данном случае Президиум Верховного Суда РФ удовлетворил протест заместителя Генерального прокурора РФ об отмене определения Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ, а также об исключении из постановления краевого суда указания о том, что требования от имени истца в соответствии с Соглашением о международном железнодорожном грузовом сообщении (СМГС) не могли быть заявлены прокурором, аргументировав это следующим. Президиум краевого суда и Судебная коллегия Верховного Суда РФ считали невозможным обращение прокурора в суд по данному делу по тем мотивам, что прокурор в СМГС не назван в качестве лица, которое вправе предъявлять претензии и иски, вытекающие из договора перевозки в международном сообщении. При этом они ссылались на п. 1 ст. 31 и п. 1 ст. 29 СМГС, где в качестве лиц, имеющих право на предъявление претензий, основанных на договоре перевозки, указаны только отправитель или получатель груза, то есть стороны в договоре перевозки. Однако прокурор и не мог быть назван в СМГС в качестве лица, имеющего такое право, так как стороной в договоре перевозки он не является. Им заявлены требования в интересах отправителя, то есть лица, имеющего право на предъявление иска. Право прокурора на обращение в суд с заявлением в интересах отправителя определялось не СМГС, а гражданским процессуальным законодательством Российской Федерации, на территории которого был заключен договор перевозки.[7]

Необходимо отметить, что сам прокурор, участвуя в судебном разбирательстве, не является заинтересованным лицом: он не связан в процессе своей позицией, а руководствуется только законом. Таким образом, придя к выводу о незаконности или необоснованности предъявленных им требований, прокурор обязан отказаться от иска полностью или частично, что, в свою очередь, не лишает права заинтересованного лица настаивать на рассмотрении дела по существу (п. 2 ст. 45 ГПК РФ).

Представляется важным обратить внимание на то, что если прокурор обращается в суд с заявлением в защиту определенного лица, то именно данное лицо будет являться стороной в процессе (истцом). В том случае, когда данное лицо отказывается вступить в качестве истца либо настаивает на прекращении дела, процесс, по общему правилу, должен быть прекращен, даже если прокурор с этим не согласен. Именно к такому выводу пришел Президиум Верховного Суда РФ по делу, изложенному в Постановлении от 14 июля 1999 года.

В данном случае прокурор г. Красноярска в декабре 1994 года в интересах администрации г. Красноярска обратился в суд с заявлением к Решетовой Н., Решетову А., Красноярскому государственному предприятию технической инвентаризации о признании недействительным договора от 23 декабря 1993 года о совместной деятельности по финансированию строительства жилья, удостоверения от 20 января 1994 года Решетовой Н. права собственности на квартиру, о выселении ее с членами семьи. Определением Советского районного суда г. Красноярска от 17 декабря 1997 года производство по делу прекращено в связи с отказом администрации г. Красноярска от иска. Президиум Верховного Суда РФ оставил данное решение без изменения по следующим основаниям.

В силу п. 2 ст. 125 и п. 2 ст. 215 Гражданского кодекса РФ права собственника от имени муниципального образования осуществляют органы местного самоуправления, каковым в данном случае является администрация г. Красноярска. Таким образом, прокурором был возбужден в суде спор по поводу конкретных прав и обязанностей и отношений собственности на квартиру, находившуюся ранее в муниципальном жилищном фонде, в интересах определенного субъекта, которого суд обоснованно привлек к участию в деле в качестве истца. В связи с этим изложенные в протесте заместителя Генерального прокурора РФ доводы о публичном характере заявленных прокурором требований, от которых он не отказывался, являются неосновательными. Кроме того, Президиум Верховного Суда отметил, что ссылка президиума краевого суда, рассматривавшего данное дело в порядке надзора, на абстрактные права граждан «не может служить основанием для ограничения, как права собственника, так и процессуальных прав администрации города, выступающей по делу в качестве истца».[8]

Представленный вывод Президиума Верховного Суда полностью соответствует принципу диспозитивности, выражающемуся в данном случае в правиле о том, что «никто не может быть принужден к предъявлению иска против своей воли».[9]

Помимо вышеуказанных особенностей положения прокурора в процессе, существуют иные отличия в его статусе по сравнению со сторонами в процессе. В частности, прокурор не несет каких-либо судебных расходов (п. 2 ст. 45, п.п. 14 п. 1 ст. 89 ГПК РФ), ему не может быть предъявлен встречный иск, так как он предъявляется истцу по делу, прокурор не может закончить дело мировым соглашением (п. 2 ст. 45 ГПК РФ). Одной из главных особенностей участия прокурора в гражданском процессе является его возможность по окончании прений выступить с заключением, вне зависимости от того, кем было возбуждено дело (п. 3 ст. 45 ГПК РФ).

Необходимо отметить, что и судебная практика Верховного Суда строго придерживается правила о том, что прокурор не является стороной в процессе. Так, например, по одному из дел, рассмотренному в 1985 году, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РСФСР отметила, что поскольку прокурор истцом по делу не является, то и срок исковой давности должен исчисляться не с того момента, когда он узнал о состоявшейся между истцом и ответчиком сделке, а со дня, когда истцу стало известно о совершении незаконной сделки, то есть со дня ее заключения.[10]

Итак, можно сделать вывод о том, что прокурор не является стороной в процессе. Пожалуй, в большей степени соответствует истине точка зрения, выраженная М. С. Шакарян, которая заключается в том, что прокурор, не являясь субъектом спорного правоотношения и не имея возможности распоряжаться материальным правом, при предъявлении иска занимает положение истца в процессуальном смысле.[11] Попытка законодательного закрепления данной точки зрения сделана в п. 2 ст. 45 ГПК РФ, в котором установлено, что «прокурор, подавший заявление, пользуется всеми процессуальными правами и несет все процессуальные обязанности истца, за исключением права на заключение мирового соглашения и обязанности по уплате судебных расходов». Тем не менее представляется, что законодатель не был полностью последователен в утверждении данной позиции, пойдя на компромисс в вопросе об объеме полномочий прокурора. В результате становится невозможным утверждать, что прокурор является истцом в процессуальном смысле, поскольку его статус согласно современному гражданскому процессуальному законодательству по-прежнему существенно отличается от правового положения стороны в гражданском процессе. В частности, прокурор, в соответствии с ГПК РФ, вправе вступать в процесс, давать заключения, подавать кассационные и надзорные представления и т.д. В новом ГПК РФ, по сравнению с предыдущим, ограничены лишь основания применения данных полномочий. Таким образом, более правильно в данном случае говорить о статусе прокурора как об особом участнике гражданского процесса, основными задачами которого является защита общественных благ и интересов общества (пусть даже выражающихся в защите прав и свобод человека), охрана правопорядка. Н. А. Чечина вслед за Е. В. Васьковским предлагает обозначить данное положение прокурора как «правозаступничество».[12]

1 [2] 3 4 5 6 7

скачать реферат скачать реферат

Новинки
Интересные новости


Заказ реферата
Заказать реферат
Счетчики

Rambler's Top100

Ссылки
Все права защищены © 2005-2019 textreferat.com