В нашей онлайн базе уже более 10821 рефератов!

Список разделов
Самое популярное
Новое
Поиск
Заказать реферат
Добавить реферат
В избранное
Контакты
Украинские рефераты
Статьи
От партнёров
Новости
Крупнейшая коллекция рефератов
Предлагаем вам крупнейшую коллекцию из 10821 рефератов!

Вы можете воспользоваться поиском готовых работ или же получить помощь по подготовке нового реферата практически по любому предмету. Также вы можете добавить свой реферат в базу.

Адмирал Нахимов

Страница 4

Будучи каждый день гото­вым к смерти, Нахимов вовсе не искал ее: врага мертвые не одолеют, победа только во власти живых. Он думал имен­но так, и это подтверждает его приказ, в котором он под­черкивает, что победа «при большой потере со своей сто­роны не есть еще полное тор­жество». Дальше он говорит: « .и поэтому-то я считаю дол­гом напомнить всем начальни­кам священную обязанность, на них лежащую, а именно: предварительно озаботиться, что­бы при открытии огня с непри­ятельских батарей не было ни одного лишнего человека не только в открытых местах и без дела, но даже прислуга у орудий и число людей для неразлучных с боем работ бы­ло ограничено крайней необходимостью. Заботливый офи­цер, пользуясь обстоятель­ствами, всегда отыщет сред­ство сделать экономию в лю­дях и тем уменьшить число подвергающихся опасности».

Тогда почему же все-таки сам Павел Степанович еже­дневно на протяжении девяти месяцев (из одиннадцати оса­ды) бывал в самых опасных местах? Почему он, человек высокого роста, не сменил, как другие адмиралы и гене­ралы, свой черный сюртук с золотыми эполетами на солдатскую шинель и был виден издали и своим и неприятель­ским войскам? Еще раз вспо­мним слова генерала русской армии, теоретика военного де­ла Драгомирова: «Работают у того, кто сам работает, и на смерть идут у того, кто сам ее не сторонится». Оборонa Севастополя — сплошная чре­да героизма и самопожертво­вания. А начало этой чреды было в поведении Корнилова, Нахимова, Истомина. Нахимов пережил своих товарищей адмиралов. Владимир Иванович Истомин был убит ядром на Камчатском люнете в марте 1855 года. И Павел Степано­вич уже один «не сторонился смерти». Видя это, зная это, не боялись смерти другие.

А как нелегко ему было изо дня в день — долгие ме­сяцы — служить примером неустрашимости. Он ведь был самым обыкновенным челове­ком, и здоровье его было плохим.

Из воспоминаний врача X. Я. Гюббенета

« .Он неоднократно говорил мне в искренней беседе, что, пережив двукратное бомбардирование Севастополя, тре­тьего пережить не в состоя­нии! [Адмирал пережил пять бомбардирований!] В послед­нее время он страдал различ­ными припадками — болями в желудке, рвотою, голово­кружением, даже обмороком. Сам он всегда говорил мне откровенно о своем положе­нии, которое тщательно ста­рался скрывать от всех про­чих, но уверял, что о лечении теперь и думать нечего; сто­ит ему прекратить сегодня обычный круг деятельности, чтобы впасть завтра в совер­шенное изнеможение. «Да, — присовокупил он к этому, — если мы сегодня заключим мир, то я убежден, что, на­верное, завтра же заболею горячкою: если я держусь еще на ногах, то этим я обя­зан моей усиленной, тревожной деятельности и постоян­ному волнению». И в самом деле, деятельность его, не прекращавшаяся до самой по­следней минуты, возрастая почти до лихорадочного состояния и держа его целых девять месяцев в беспрерыв­ной тревоге, переступала поч­ти границы естественного .»

Одна храбрость не да­ет победы над неприятелем. Нужно еще и искусство вое­вать.

Формулу победы велико­лепно точно выразил Алек­сандр Васильевич Суворов: «Не надлежит мыслить, что слепая храбрость дает над неприятелем победу, но един­ственно смешанное с оною военное искусство».

Мы не чтили бы так Нахи­мова, если бы он был толь­ко примером храбрости. Он был знаток военного искус­ства и сам творил его. Изу­чив в ежедневных поездках свою оборону, Павел Степа­нович делал, что было в его силах, чтобы на пути возмож­ного движения неприятеля стояли надежные заслоны.

В начале 1855 года он был очень озабочен защитой вхо­да в Севастопольскую бухту. Штормовые ветры и волны разрушили преграду из за­топленных кораблей, неприя­тель мог воспользоваться этим и ввести свою эскадру на рейд. Отбить такую атаку было бы невозможно, так как береговые батареи были здесь недостаточно сильны, а на русских кораблях почти не осталось ни орудий, ни лю­дей — все было свезено на берег. Предположив в своих размышлениях, что союзники прорвутся на рейд, Нахимов увидел и события, которые за этим непременно последова­ли бы, — штурм города с южного берега бухты. Защит­ники Севастополя не выдержали бы его, ведь им в спи­ну били бы орудия англо­французской эскадры.

Увидев опасность, Нахимов придумал, как усилить защи­ту рейда. И это при остром недостатке людей, орудий, по­роха, снарядов. Павел Степа­нович написал обстоятельный доклад главнокомандующему сухопутных и морских сил Крыма князю Меншикову. В докладе излагалось, как и за счет чего усилить корабли, оставшиеся незатопленными, где и в каком количестве до­бавить береговые батареи. Не­сколько дней спустя Нахимов посылают князю еще доклад­ную записку. В ее конце не­скрытое волнение, даже отча­яние: Нахимов боится, что главнокомандующий отвергнет его предложения, и тогда Севастополю гибель.

Из докладной запис­ки П. С. Нахимова А. С. Меншикову

« .Может быть, в. с-ть найде­те в этом изложении односто­ронний взгляд моряка, но, тем не менее, я уверен, что вы отдадите справедливость прямодушию, с которым оно писано; конечно, только пол­ное и глубокое убеждение за­ставило меня возвысить свой голос перед в. с-тью, — не мне решать вопросы столь сложные. Но если вы найдете хотя немного истины во всем, мною сказанном, то для соб­ственного вашего спокойствия позвольте обсудить его в во­енном совете. Этим сред­ством вы положите конец опасениям тех, кому изве­стно настоящее положение за­топленных кораблей, или, в противном случае, решитесь без душевного беспокойства на меры, указываемые необ­ходимостью.

Чрезвычайные обстоятель­ства, в которых мы находим­ся, послужат мне оправдани­ем перед в. с-тью в настоящем моем поступке».

Умный человек, истинный патриот и честный должен извиняться перед светлейшим начальством за то, что видит страшную опасность, грозящую общему делу, и знает, как эту опас­ность предотвратить.

Меншиков всяче­ски притеснял и унижал Нахи­мова, хотя, если бы доверил­ся ему, поддерживал бы его предложения, сам получил бы большие почести за победы над неприятелем. Меншиков желал — и очень сильно — выиграть войну.

Самодержавная власть ца­ря плодила в огромном коли­честве сановников, в характе­ре которых карьеризм, лизо­блюдство, пресмыкательство перед сильными мира сего сочетались с ненавистью и за­вистью к людям меньшего звания, но энергичным, дальновидным, одним словом, та­лантливым. Меншиков был по-своему умен, однако ум его обслуживал потребности ха­рактера. Унизить человека, оскорбить было для ,него сверхприятным делом. При этом забывалось все, в том числе и собственная ответственность за порученное. То, как пытался Меншиков уни­зить Нахимова, может слу­жить классическим примером мести бездарного начальника своему подчиненному за то, что тот талантлив.

В разгар боев за Севасто­поль Меншиков написал хода­тайство царю о награждении Нахимова орденом Белого ор­ла «за достохвальное служе­ние». «Дать» — наложил ре­золюцию Николай 1. По пово­ду награды морской офицер П. В. Воеводский писал М. Ф. Рейнеке: «Награда Белым ор­лом, мало сказать, удивила, но оскорбила всех, видевших действия Павла Степановича, зато [поэтому] ни один чело­век не позволил себе поздра­вить его .»

Этот орден не имел ценно­сти. У него не было даже ста­тута, то есть неизвестно, за что он давался. Военные лю­ди высоко ценили орден Ге­оргия, он имел четыре степе­ни и вручался дворянам за воинские подвиги. Нахимов уже был награжден Георгием 4, 3 и 2-й степени, поэтому все ждали, что его наградят орденом 1-й степени. Такой награды Павел Степанович был достоин больше, чем кто-либо другой в Севастополе. Но Меншикову хотелось уни­зить героя, и он сделал это с помощью награды.

Нахимов отно­сился к орденам с уважением, ведь ни он сам, ни его това­рищи не получали их даром.

Орденами 1 и 2-й степени награждал царь, а орденами 3 и 4-й степени — «кавалерственные Думы», учрежденные при командующих, царь же только утверждал реше­ние Думы, Дума состояла из георгиевских кавалеров и большинством голосов выно­сила свое решение — награ­дить или отказать. Павел Сте­панович Нахимов, как чело­век кристальной честности, входил в Думу георгиевских кавалеров Севастополя.

1 2 3 [4] 5 6

скачать реферат скачать реферат

Новинки
Интересные новости


Заказ реферата
Заказать реферат
Счетчики

Rambler's Top100

Ссылки
Все права защищены © 2005-2022 textreferat.com