В нашей онлайн базе уже более 10821 рефератов!

Список разделов
Самое популярное
Новое
Поиск
Заказать реферат
Добавить реферат
В избранное
Контакты
Украинские рефераты
Статьи
От партнёров
Новости
Крупнейшая коллекция рефератов
Предлагаем вам крупнейшую коллекцию из 10821 рефератов!

Вы можете воспользоваться поиском готовых работ или же получить помощь по подготовке нового реферата практически по любому предмету. Также вы можете добавить свой реферат в базу.

ИНДОЕВРОПЕЙСКИЕ ИСТОКИ ОБРАЩЕНИЯ В ДРЕВНЕРУССКОМ И ДРЕВНЕАНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКАХ

Страница 3

Индоевропейское языковое состояние характеризовалось морфологически оформленным именем существительным в функции обращения. Имена в звательной форме отмечены на разных ступенях развития многих индоевропейских языков: в славянских, германских, балтийских, в древнеиндийском, авестийском и древнеперсидском, греческом, италийском. Обнаружены следы звательного форманта также в древнехеттском (анатолийская ветвь), древнеирландском (кельтская ветвь). Таким образом, из двенадцати известных ветвей индоевропейской семьи, в девяти отмечено морфологически маркированное существительное в функции обращения (См. диаграмму).

В современном языкознании существует мнение, что звательный формант совпадает с гласной основы, и в функции обращения используется чистая основа по аналогии с корневыми именами. Традиционная точка зрения не объясняет появление звательного форманта *-е не только у и.-е. основ на *-ǒ, но и у основ на *-ǐ в некоторых и.-е. языках: скр. áhe, авест. aze «о змея!», лит. naktië «о ночь!», а также у основ на *-ŭ, где отмечены звательные форманты *-ou, *-au,*-u,*-o (гот. sunau,лит. sūnaũ, ст-слав. сыноу, скр. sunō «о сын!»). Появление этих формантов из окончания *-eu обусловлено развитием системы аблаута в индоевропейском. По нашему мнению, представляется возможнымсчитать звательный формант *-е древнейшим морфологическим средством оформления слова в функции обращения.

На самых ранних этапах своего развития человек употреблял в апеллятивной функции корневые основы, неразложимые морфологически. Это был древнейший период в развитии обращения. В эпоху «дофлективного» строя, когда еще не было развитой системы вокализма, а аблаут отсутствовал, единственным видом словообразования было корнесложение. С усложнением социальных отношений все большее количество слов вовлекалось в функцию обращения. Возможно, в качестве обращений, наряду со старыми корневыми основами, стали использоваться сложные слова, состоящих из двух основ, одна из которых имела в своем лексическом значении указание на адресата. Действительно, для ранней эпохи ИЕЯО реконструируется корневая основа XyXw (Андреев 1986) со значением «Говорю! Слушай», которая могла присоединяться ко всем словам в функции обращения. Протосема корня относилась к сфере понятий, заданных коммуникацией, так как среди вторичных сем корня содержалось обозначение рта и уха — названия обоих органов, необходимых для речевого общения. Вероятно, этот корень использовался для привлечения внимания слушателя и имел значение апеллятивного «эй» (Иллич-Свитыч 1971: 268). Ср: лат. Ō-hē — «слушай, эй!»; греч. Ō-ē — «послушай, обращаюсь к тебе»; серб.-хорв. ê — междометие, выражающее подзывание; ирл. Ā — «Зову, эй!»; рус. эй — междометие, выражающее подзывание. Развитие апеллятивно-акцентирующей семантики этого корня, вероятно, повлекло за собой его участие в формировании особого звательного форманта *-е.

Мы отдаем себе отчет в том, что вышеперечисленные этапы развития обращения в столь отдаленный от нас период развития языка являются гипотетическими. Однако с учетом данных древних языков существование особого звательного форманта *-е в языках эпохи ИЕЯО вполне доказуемо. Во-первых, звательный формант *-е представлен на разных этапах развития почти во всех индоевропейских языках у и.-е. основ на *-ǒ, например, в санскрите, греческом, латинском, литовском, в языках славянской группы. Во-вторых, звательный формант *-е присутствует в основах на *-ǐ и *-ŭ. В-третьих, о первоначальном существовании единственного гласного е в полной ступени в любом индоевропейском корне было высказано еще Ф. де Соссюром в 1878. Можно предположить, что в чисто фонетическом отношении это был наиболее легкий звук. Таким образом, гласная евполне могла присутствовать в корне с апеллятивной семантикой и участвовать в генезисе звательного форманта *-е. В дальнейшем, в результате распределения слов по основообразующим гласным (суффиксам), звательный формант *-е закрепился за наиболее многочисленным классом имен, принадлежащим к *ǒ-основам. По аналогии со звательным формантом *-е *ǒ-основ у имен, относящихся к другим основам, стали формироваться свои звательные форманты.

Общеизвестно, что древнерусский и древнеанглийский языки относятся к двум ареалам: восточному (древнерусский) и западному (древнеанглийский) и находятся на периферии и.-е общности. Все языковые процессы, которые характеризуют эти ареалы, вызывают значительный интерес, т. к. на периферии могут удерживаться не только древние явления, но и появляться инновации.

Древнерусское обращение, выраженное именами существительными мужского и женского родов в единственном числе, имело несколько звательных формантов: -е, -о, -ю, -и, -оу. Распределялись звательные форманты без учета принадлежности имен к категории мужского или женского рода, категории одушевленности/неодушевленности, так как древнерусский язык унаследовал через праславянский язык и.-е. классификацию имен по основам. В древнеанглийском языке обращение не имело специальных маркеров и совпадало по форме с И.п. и В.п. Таким образом, морфологически маркированное обращение было характерным только для древнерусского языка, который сохранил не только старые и.-е. звательные форманты, но и более поздние праславянские форманты у jŏ-основ, у jā-основ.

В традиционной лингвистике появление звательного форманта –ju (-ю) у jǒ-основ интерпретируется как результат взаимодействия основ на *-ŏ и *-ǔ. Не отрицая традиционных точек зрения на появление звательного форманта у jŏ-основ, нами предлагается свое объяснение. На определенном этапе эволюции праславянского языка под влиянием как фонетических, так и морфонологических законов появилась твердая и мягкая разновидность ŏ-основ. Ср.: *vĭlkŏs (ŏ-основа), *kŏnjŏs (jǒ-основа). Слово*kŏnjŏs отличалось мягкостью сонорной фонемы, где гласный непереднего образования изменялся в звук передней зоны, т.е. [о] — в [е]. Отсюда для раннего праславянского реконструируется И. п. ед. ч.*kŏnjе: ср. *kŏnjŏs>*kŏnjеs> *kŏnjе. Когда в праславянском в результате действия морфологических законов окончание основ на *-ŭ в И.п. ед. ч. было перенесено в *ŏ-основы в И.п. ед. ч.: *vĭlkŭ и *sūnŭ, назрела необходимость в формальном различии между номинативом и звательной формой в ед. ч., так как такое противопоставление является одним из древнейших в системе словоизменения языка в эпоху ИЕЯО. Отсюда звательная форма на *-е отмечена не только у слова «волк» – *vĭlčе, но и у слова «сын» – *sūnе. Если же обратиться к слову *kŏnjе, то номинатив имел окончание -е, которое совпадало со звательным формантом *-е. Следовательно, для звательной формы слова *kŏnjе был необходим свой формант. Реконструируя для раннего праславянского языка номинатив *vĭlkŭ; *sūnŭ и звательную форму *vĭlčе; *sūnе, получаем противопоставление окончания номинатива -ŭ и звательной формы -е в объединенном классе слов, куда входили имена, ранее относившиеся к *ŏ- и *ŭ-основам. В свою очередь, для *kŏnjе такое противопоставление невозможно, т. к. окончание номинатива -е совпадает со звательным формантом -е. Можно предположить, что звательная форма*kŏnj-ŭ, появилась как результат переноса окончания -ŭ из номинатива *vĭlk-ŭ; *sūn-ŭ именно для противопоставления номинатива и звательной формы под действием законов аналогии. Позже, когда в номинативе ŭ >ъ (vĭlkŭ > др.-рус.вълkъ), а е>ь(*kŏnjе>*kŏn’е >др.-рус. koнь) формант звательной формы -u окончательно закрепился за jŏ-основами, где под воздействием последующего средненебного *j сонорные смягчились: ср *kŏn+j+u - kŏn’ u - кон-ю. Таким образом, звательный формант у jŏ-основ вполне мог появиться как результат противопоставления номинатива и звательной формы имени в пределах одного класса слов. Более того, возможность такого развития может быть объяснена и очевидной семантической близостью значения номинатива и звательной формы имени, а именно, способностью к прямой номинации. Звательную форму имени от номинатива отличает лишь наличие дополнительного экспрессивно-эмоционального содержания.

1 2 [3] 4 5

скачать реферат скачать реферат

Новинки
Интересные новости


Заказ реферата
Заказать реферат
Счетчики

Rambler's Top100

Ссылки
Все права защищены © 2005-2019 textreferat.com