В нашей онлайн базе уже более 10821 рефератов!

Список разделов
Самое популярное
Новое
Поиск
Заказать реферат
Добавить реферат
В избранное
Контакты
Украинские рефераты
Статьи
От партнёров
Новости
Крупнейшая коллекция рефератов
Предлагаем вам крупнейшую коллекцию из 10821 рефератов!

Вы можете воспользоваться поиском готовых работ или же получить помощь по подготовке нового реферата практически по любому предмету. Также вы можете добавить свой реферат в базу.

ДИНАМИКА ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ КОНЦЕПТОВ В НЕМЕЦКОЙ И РУССКОЙ ЛИНГВОКУЛЬТУРАХ

Страница 8

Самое активное использования в сопоставляемых языках глагольных метафорических описаний эмоций мы объясняем динамизмом данной части речи. Глаголы в силу динамизма их семантики способны более эффективно, более адекватно кодировать эмоциогенные ситуации. С семантической точки зрения глаголы, сочетающиеся с номинантами эмоций, относятся к следующим основным группам: motusverbum (глаголы движения), emotioverbum (глаголы, выражающие эмоции), localverbum (глаголы места), dicendiverbum (глаголы говорения), morbusverbum (глаголы, выражающие понятие болезни).

Для метафорических описаний эмоций в немецком языке характерны сенсорный (sanfte Freude и т.п.) и утилитарный типы оценки (sinnlose Wut, sinnloser Zorn и т.п.), а в русском языке – преимущественно сенсорный (сладкая радость, горькая печаль и т.п.). Этот лингвистический факт объясняется различием в системе культурных предпочтений разноязычных этносов: выбор способ освоения эмоционального мира этноспецифичен. Утилитарность оценки в немецком языке по сравнению с русским более актуальна также и для другого типа текста – пословично-поговорочных высказываний.

Пословично-поговорочный материал мы признаём культурологически релевантным в силу чётко выраженной в нём рационально-эмоциональной квалификации эмоций. Следует заметить, что именно в данном типе текста наиболее эксплицитно «высвечиваются» национально-специфические особенности немцев и русских в оценке эмоций.

В немецком пословично-поговорочном фонде номинации эмоций представлены большим количеством, чем в русском (соотношение 126 к 39), что и обуславливает различную степень разнообразия их описания в данном типе текста. Примечательно, что группа эмоций печали более детально «распредмечена» в пословицах и поговорках русского языка. Судя по квантитативным показателям, в русских пословицах и поговорках чётко эксплицированы следующие основные образные представления о ней её носителей – печаль психологически в высшей степени деструктивна; русским в отличие от немцев известно место её пребывания (сердце); она связана с образами конкретных, согласно русскому сознанию, отрицательных существ (червь, моль). Русская печаль в целом имеет негативную общефилософскую и эстетическую оценку. Согласно представлениям русских, единственный способ избавиться от неё – обращение к Всевышнему.

Эквивалент русской печали Trauer в немецких пословицах и поговорках описан менее образно, более однообразно. Немецкий этнос, судя по проанализированному паремиологическому материалу, сосредоточен на поисках конкретных способов избавления/профилактики появления данной эмоции в отличие от русского этноса, фиксирующего своё внимание преимущественно на формах её протекания. Фактор времени, терпение и самовнушение, по мнению немцев, избавляют человека от подавленного состояния. Немецким этносом актуализируется релевантность утилитарного типа оценки эмоций. Немецкие пословицы считают переживание эмоций Gram и Kummer нецелесообразными с точки зрения жизненных, бытовых интересов человека, в то время как для русского языкового сознания характерна некая грустная созерцательность, пассивность. В целом же, правомерно указать на относительную бедность метафорического описания группы эмоций Trauer в немецких пословично-поговорочных выражениях по сравнению с русскими.

В пословично-поговорочном фонде немецкого и русского языков эмоции Angst и страх корреспондируется с идеей её психической действенности. Данная негативная эмоция управляет человеком. В немецких пословицах и поговорках она имеет ярко выраженную этическую негативную оценку – Furcht bessert nicht; Furcht macht Abgoetterei.

Общими характеристиками эмоций Freude-радость являются следующие: «сменяемость эмоции радости другими (негативными) эмоциями», «переживание радости благотворно для здоровья человека; «соматическое выражение радости»; «положительность эмоции радости»; «противопоставление радости негативным эмоциям». В русскоязычном материале выражена специфическая идея раритетности радости. В немецких пословицах и поговорках указаны такие специфические характеристики Freude, как причины появления и исчезновения радости, её кратковременность и пути поиска.

Номинации эмоций группы Zorn-гнев имеют более детальную дескрипцию в немецких пословицах и поговорках. В обоих языках переживание отрицательной эмоции гнева сопряжено с идеей иррационализма. В немецком языке при этом даётся обоснование нецелесообразности гневного поведения: неумение оформлять аффекты ведёт к неуспеху в жизни, умение подавлять гнев положительно санкционируется обществом, переживание данной эмоции наносит вред здоровью её носителю. Утверждается, что с гневом может справиться только сильный духом человек. Как в немецком, так и в русском языках предлагаются способы избавления/профилактики появления эмоции гнева (соответствующее вербальное поведение человека, напр., Sanfte Rede stillt den Zorn; Ein sanftes Wort stillt grossen Zorn, покорное слово гнев укрощает).

Хорошо известно, что в языке, в особенности в его семантике, отражаются разнообразные социальные изменения, происходящие в этносе (В.Г. Гак, В.И. Карасик, Л.П. Крысин и др.). Фиксация общественных трансформаций в семантике номинаций эмоций – важный аспект лингвокультурологического исследования концептосферы эмоций в динамике ее становления. Изучение коммуникативного поведения слов, опредметивших концепты в диахронии и синхронии их существования, необходимо для выявления представлений и знаний человека определенного исторического отрезка времени о том/ином явлении. С тем чтобы проследить эволюцию формирования немецкой и русской эмоциональных концептосфер, необходимо лингвокультурологическое описание соответствующих номинативных систем сопоставляемых языков в динамическом аспекте (§ 5). В исследовательских целях мы пользуемся по аналогии с исторической классификацией времени – древние века, средневековье и Новое время – соответствующими культурологическими терминами – мифологическая, мифолого-религиозная и современная наивная картины мира (А.И. Арнольдов, Г.С. Батищев, Т.П. Григорьева и др.).

Эмоциональная концептосфера – социальная, преимущественно существующая в вербальной форме ценностная система, становление которой имеет принципиально исторический характер. Её становление – результат познавательной деятельности человека, следствие освоения им окружающего мира. Формированию ЭК как самостоятельной концептосферы предшествуют первичные эмоции-представления архаичного человека, строящиеся на архетипах (огонь, вода, земля, воздух и др.). Сакрализация данных первоэлементов мира и их «производных» (фетишизм и анимизм) есть попытка древнего человека объяснить окружающую его действительность, психологически защитить себя. Архетипы как социально-исторический феномен универсальны, что подтверждается как данными мифологии (К.-Г. Юнг, Б. Малиновский, К. Леви-Стросс), так и сохранившимися лингвистическими (этимологическими) фактами (М.М. Маковский, Ю.В. Монич и др.). Архетипы вкупе с постоянно развивающимся языком и другими примитивными семиотиками представляют собой материальный способ распредмечивания действительности. Её понимание изначально мифологично.

Миф является особым, первичным типом человеческого сознания. Мифолого-магическое сознание древнего человека синкретично по своей сути; оно не различает глубоких причинно-следственных отношений в мире, в том числе и в его эмоциональном фрагменте. На своей эмбриональной стадии сознание архаичного человека не дифференцировало действительность реальную, тактильно, зрительно, аудитивно воспринимаемую и действительность субъективную, живущую изначально в нём в форме неких диффузных, нечётко оформленных, не осознаваемых (эмоциональных) образов; внешнее и внутреннее им не различалось.

В основе познавательной деятельности архаичного человека лежали переживания первичных элементарных инстинктивных эмоций (страх, опасность), генетически запрограммированные в приматы, в наиболее высокоразвитые живые существа. Поскольку первичные реакции древнего человека, оформляющие его отношения с внешним миром, эмоциональны, постольку и хронологически вторичные его ощущения, смутные, размытые представления о предметах окружающей действительности также эмоционально окрашены. Здесь, таким образом, имеются в виду инстинктивные представления-эмоции – своеобразная реакция архаичного человека с его неразвитой психикой на объекты мира, т.е. внешние стимулы. О синкретизме сознания древнего человека свидетельствуют языковые факты, многочисленные диффузные номинации объектов разных форм действительности – физической, физиологической, психологической. Феномен синкретизма есть дефицит человеческих знаний, ограниченность его эвристических возможностей на определённом этапе развития цивилизации и культуры.

1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12

скачать реферат скачать реферат

Новинки
Интересные новости


Заказ реферата
Заказать реферат
Счетчики

Rambler's Top100

Ссылки
Все права защищены © 2005-2020 textreferat.com