В нашей онлайн базе уже более 10821 рефератов!

Список разделов
Самое популярное
Новое
Поиск
Заказать реферат
Добавить реферат
В избранное
Контакты
Украинские рефераты
Статьи
От партнёров
Новости
Крупнейшая коллекция рефератов
Предлагаем вам крупнейшую коллекцию из 10821 рефератов!

Вы можете воспользоваться поиском готовых работ или же получить помощь по подготовке нового реферата практически по любому предмету. Также вы можете добавить свой реферат в базу.

ДИНАМИКА ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ КОНЦЕПТОВ В НЕМЕЦКОЙ И РУССКОЙ ЛИНГВОКУЛЬТУРАХ

Страница 5

Эмоциональный тип коммуникации облигаторно сочетает в себе вербальные и невербальные знаки/символы. Активное применение последних вызвано спецификой указанного типа общения – а) стремлением отправителя речи к эффективному воздействию на её реципиента с целью достижения определённых прагматических целей; б) выражением собственных эмоций (функция катарсиса в терминологии В.И. Жельвиса).

Символы классифицируются на 1) вербальные, 2) предметные и акциональные (Н.И. Толстой, С.М. Толстая). Невербальное знаковое оформление эмоций как в немецкой, так и в русской лингвокультурах преимущественно акционально. Предметная символизация эмоции не является распространённой в отличие от акциональной (символы действий). Объективно трудно предметными символами передать разнообразные человеческие эмоции. Абстрактный и диффузный характер эмоций осложняют процесс их предметной символизации. Высокая же продуктивность акциональной символизации эмоций (многочисленные жесты, мимика, сигнализирующие о переживаемых/имитируемых эмоциональных состояниях, аффектах) обусловлена, главным образом, их физиогномическим происхождением. Так, напр., покраснение кожи лица – запрограммированный природой в человека признак стыда, расширенные зрачки – акциональный символ страха или удивления. Акциональная символизация эмоций подобно вербальным знакам нередко бывает полисемичной. Её полисемия «снимается» как и в случае с вербальным типом коммуникации контекстом.

Важным представляется вопрос о произвольности vs. непроизвольности символической записи эмоций. Общеизвестна многовековая полемика учёных о том, является ли вербальный знак произвольным, т.е. случайным обозначением того/иного фрагмента мира или же, наоборот, непроизвольным, закономерным и единственно возможным для его материализации. Акциональные символы непроизвольны. В своём онтогенезе они мотивированы конкретными реальными поступками человека (поднятие бровей – символ удивления, взмах руки – символ отчаяния и т.п.). В большинстве своём эти символы культурно универсальны в силу идентичности лежащих в их основе естественно-биологических, физиогномических реакций людей, относящихся к разным этносам. Идентичность акциональных символов эмоций, существующих в разных лингвокультурах, объяснятся онтологической общностью физиогномических реакций разноэтносных людей. Структура национальных акциональных символов по сравнению с предметными более ёмкая, развернутая, а значит, более понятная в межкультурной коммуникации и менее этнокультурно зависимая.

Предметные символы (напр., ива – символ грусти в русской лингвокультуре) менее мотивированы; как правило, они культурно маркированы. Один и тот же предмет в разных этнических обществах может обладать разными оценочными характеристиками, разными «валентностями» и коннотациями (ср. отношение к солнцу страдающих от холода и полярной ночи жителей крайнего Севера и изнывающих от постоянной жары жителей Африки и т.п.).

Существуют различные классификации вербальных символов, в основу которых положены те/иные признаки (Э. Сепир; S. Hayakawa и др.). Одним из важнейших при этом считается прагматический критерий, лёгший в основу классификации словесных символов на аффективные (affective) и эпистемологические (epistemological) (E. Ochs). Мир может кодироваться и, соответственно, декодироваться рациональными или эмоциональными (эмотивными) средствами языка (В.И. Шаховский).

Средства вербальной концептуализации эмоций разноуровневы. Как правило, в реальной речи они выступают в комплексе, придавая ей образность и экспрессию. Наиболее коммуникативными являются лексический и фразеологический уровни языка. Словная (лексемная) и сверхсловная (словосочетания, устойчивые словесные комплексы) номинации при лингвокогнитивном анализе той/иной концептосферы наиболее информативны, поскольку они служат способом порождения, развития, рецепции и хранения смыслов. Оба вида номинации, в особенности фразеологическая, значимы также и при лингвокультурологическом анализе понятийных систем языка, поскольку являются непосредственными «свидетелями» многочисленных смысловых трансформаций, происходящих в языке и в целом культуре. Данным обстоятельством, по нашему мнению, объясняется предпочтительность выбора учёными для когнитивного и, в особенности, лингвокультурологического анализа лексически и фразеологически оформленных концептов, в которых объективирован внешний и внутренний мир человека.

Любая концептосфера лингвистически объективирована различными языковыми техниками – прямыми, вторичными и косвенными типами номинаций. Эмоциональная концептосфера знаково оформлена преимущественно вторичной номинацией (метафора, метонимия). Этот лингвистический факт мы объясняем известной распространённостью и продуктивностью указанных типов обозначения в языках на их современном этапе развития (безграничность мира и смыслов и ограниченность прямых номинативных техник). Кроме того, следует помнить, что вторичные номинации есть процесс и результат оценочного переосмысления уже существующих языковых сущностей.

В главе III «Лингвокультурологический анализ эмоциональных концептов в немецкой и русской языковых культурах» исследуются вопросы этимологии слов, обозначающих эмоции в современном немецком и русском языках, их парадигматические и синтагматические отношения, коммуникативное поведение номинантов эмоций в разных типах текста, способы их лексикографического описания. Здесь же рассматриваются проблемы концептуализации эмоций в синхронно-диахронической плоскости сопоставляемых языков.

Обращение к этимологическим словарям и справочникам обнаруживает первичность появления в немецком и русском языках номинаций эмоций, квалифицируемых в психологии как базисные с точки зрения их онтогенеза (§ 1). Знаки, лингвистически оформляющие так называемые базисные эмоции (Angst, Freude, Trauer, Zorn), употребляются уже в древневерхненемецком языке (VIII-IX вв.). Так называемые небазисные номинанты эмоций, формирующие соответствующие синонимические ряды эмоциональной концептосферы, как правило, значительно позже появляются на семиотической карте немецкого языка (в ср.-верх.-нем., т.е. XII-XV вв. и, в особенности, в нововерх.-нем., т.е. с XVI в.). В русском языке базисные номинации эмоций, обычно также предшествовали появлению небазисных обозначений эмоций. Ряд небазисных номинантов эмоций в обоих языках является дериватами базисных (напр., Traurigkeit < Trauer, Jaehzorn < Zorn, отрада < радость).

Этимологические данные свидетельствуют о том, что слова, номинирующие эмоции в современном немецком и русском языках, первоначально обозначали либо физические предметы, их свойства (Angst, Truebsal, гнев, ярость и др.), либо совершение физических действий человека (Beklemmung, Entsetzen, Entruestung, Gefallen, Gram, Scheu, Schreck, Schrecken, Raserei, Grauen, Entzuecken, Kummer, страх, ужас и др.). Кроме того, данной лексикой обозначались также и физиолого-витальные процессы: а) состояние человека (Trauer, Ingrimm – «болезненное самочувствие», б) Genuss – «поглощение пищи», Behagen – «сытость», Wehmut, Koller – «боль в животе»). Их семантика отличается высокой степенью диффузности.

Этимологический материал позволяет утверждать, что часто реальные события, явления, предметы, вызывающие определённые эмоциональные реакции у древнего и нередко еще и у средневекового человека, на уровне его языкомышления семантически не дифференцированы. Они представляли собой некий единый комплекс общих представлений человека о самом реальном объекте физического мира и соответствующем эмоциональном отношении к нему (ср.: Grausen – «ужас», «ужасное событие», Vergnuegen – «удовольствие», «весёлое мероприятие, праздник», Behagen – «сытость», «хорошее самочувствие»). Эти факты подтверждают правомерность вывода исследователей (Х. Ортега-и-Гассет, В.Н. Телия) о скудности слов, обозначающих изначально феномены психики. В древности человек относился к переживаемым эмоциям как к чему-то вполне реальному, существующему в действительности. Эмоции, являющиеся в нашем современном понимании некими лингвокогнитивными абстракциями, отождествлялись в древности с объектами предметного мира.

1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12

скачать реферат скачать реферат

Новинки
Интересные новости


Заказ реферата
Заказать реферат
Счетчики

Rambler's Top100

Ссылки
Все права защищены © 2005-2020 textreferat.com