В нашей онлайн базе уже более 10821 рефератов!

Список разделов
Самое популярное
Новое
Поиск
Заказать реферат
Добавить реферат
В избранное
Контакты
Украинские рефераты
Статьи
От партнёров
Новости
Крупнейшая коллекция рефератов
Предлагаем вам крупнейшую коллекцию из 10821 рефератов!

Вы можете воспользоваться поиском готовых работ или же получить помощь по подготовке нового реферата практически по любому предмету. Также вы можете добавить свой реферат в базу.

Теоретические проблемы коммуникативной диалектологии

Страница 6

Лица и предметы, расположенные в некий момент в едином пространстве (“налой”, “батюшка”, “мы”, “жених”, “невеста”), признаки, одновременные их носителям (“такой”), тогда же совершающиеся действия (“водят”,” поют”) составляют ситуацию, возникшую в результате некоторых предшествующих событий (“поставил”). Использованные в (1) указательные местоимения и местоименные наречия, будучи шифтерами, сами по себе здесь недостаточны для решения говорящим коммуникативной задачи описания прошлой по отношению к моменту речи предметной ситуации. Взаимопонимание оказывается возможным лишь в силу того, что рассказчица переносит упоминаемую ситуацию "сюда", в место и время речи, в прямом смысле слова представляя ее собеседнику. Это позволяет конкретизировать невербальными средствами (жесты, позы), где именно "тут" стоит аналой, где именно "там" находится священник, куда именно "вот сюды", в какую "эту" сторону поставили жениха и невесту и т.д.

Явления этого рода постоянно обнаруживаются в речи носителей самых разных говоров. Говорящие, хотя обсуждаемых ситуаций-тем реально уже (или еще) нет, пользуются речью почти так же, как если бы эти ситуации были наблюдаемы здесь и сейчас. Последнее хорошо заметно по тому, как одни и те же шифтеры в контексте одного высказывания мыслятся имеющими разный смысл: "жениха в эту сторону / невесту в эту", то есть, по-видимому, — в другую сторону, но другое направление не потребовало особого лексемного выражения, так как упоминаемое пространство вместе со всеми его координатами мыслилось находящимся “здесь” и на него можно было указать.

Перенесение описываемых ситуаций в точку общения делает естественным изображение их в речи как одновременных общению. См. противопоставление в (1) форм настоящего времени "водят", "поют", "стоит", "там батюшка" в качестве номинаций элементов ситуации форме "поставил" как обозначению события. Едва ли будет правильным полное отождествление этого настоящего с "настоящим историческим" или "живописным настоящим" русских литературных текстов, поскольку первое выступает членом особой парадигмы коммуникатиных средств. Однако генетическая и типологическая связь между этими явлениями несомненна. Мысль о том, что "употребление настоящего времени в значении прошедшего в русском литературном языке, по-видимому, распространилось под влиянием живой народной речи" (В.В.Виноградов) представляется совершенно справедливой.

Область речевого воплощения иносущего как настоящего расширена в общении на диалекте и за счет своеобразного перфектного употребления форм прошедшего времени глаголов совершенного вида, при котором актуализируется представление о результате, сохраняющемся в описываемой ситуации. Использование в том же контексте форм настоящего времени и других показателей совмещения момента речи с моментом темы (междометия и междометные выражения типа "Что делать!", "бессказуемостные предложения" и др.) оказывается, таким образом, функционально согласованным. Ср.:

(2) ничиво ни асталъсь у калхози / ни лъшадей / ни каров / ничиво // никаковъ инвинтъря // всё иде-тъ пъдивалъся // мужыков жъ никаво нету / усех пъугнали // ну-ти /што делать? (с. Муравлево Курск. обл).[8]

Широкое использование междометий и междометных выражений для выражения актуального эмоционального отношения к обсуждаемой ситуации особенно показательно. Не обладая номинативным значением, междометия выражают непосредственную реакцию на действительность, в этом смысле они одновременны ей и, таким образом, синхронизируют ситуацию-тему с ситуацией общения:

(3) я встала вутръм карови пълажыть / вутръм ужэ этъ // ах-тъ / карзинка мъя / тъкая / ну бъльшая карзинка / сенъ этъ ложыть // ах-тъ / нет маей карзины //(с. Козодои Псковск. обл.).

Можно думать, что обсуждаемый принцип совмещения ситуации-темы с ситуацией текущего общения поддерживает в народно-разговорной речи особую актуальность выражения результативности и широкое распространение перфектных конструкций, в том числе - специфических форм перфекта и результатива западных среднерусских и западных севернорусских говоров. С этой точки зрения указанные западные говоры отличаются от других способами передачи перфектных значений, но разделяют со всеми говорами повышенную значимость выражения в речи свойств и состояний в качестве наличествующих в ситуации результатов.

Говорящие используют себя и другие компоненты ситуации общения (адресата, наблюдателей, время, пространство, саму локуцию) для моделирования других ситуаций-тем. Этот семиотический принцип воплощается диалектной речью в серии разнообразных частностей. Например, типичным оказывается то, что "Я" рассказчика, "ТЫ" собеседника, наблюдаемые "ОНИ" прямо подставляются на место субъектов обсуждаемой ситуации, обеспечивая совмещение ситуации-темы с ситуацией общения. В других случаях они выступают членами сравнения, служащего той же цели:

(4) а) - Бабушка, а кого у вас зовут няней?

- А няний завуть . вот сястра я старшыя // миня завуть няний / вот ана // (с.Белый Колодец Орловск. обл.)

б) а у нас дома ф Сягоды была мельница . дома была // вот жылъ три брата // вот добустим у тя вът два брата / ишше ты один брат да ишше два брата // вот вы здумали . а давай Саша / срубымти мельницу // вот три брата срубили они мельницу // вот у их была мельница своя / своя // вот мы ы ездили на эту мельницу // (с. Верховье Вологодск. обл.) (здесь Саша — собеседник).

в) (В рассказе о свадебных обычаях) и так-тъ пъ диривням ходють (сватают) / лиж бъ тольки вът / вът вы съгласны и я съгласна / а тут атец мать ни при чем // (с. Афанасьево Курск. обл.).

г) я прышла / ана сидить знашить / ът так как мы с табой сидим / улъбыицъ // (с. Староселье Калужск. обл.).

Принцип совмещения ситуации-темы с ситуацией текущего общения обнаруживается и в хорошо известном диалектологам стремлении рассказчиков по возможности показывать упоминаемые ими предметы, в крайнем случае — представлять их посредством других предметов (изображать, например, укладки снопов с помощью щепок, спичек — всего, что имеется под рукой), совершать при рассказе упоминаемые действия: наклоняться и захватывать воображаемые стебли, как при жатве серпом, взмахивать и ударять цепом, налегать на воображаемую соху, двигать к себе и от себя "набилки", перебирая одновременно ногами "подножки", при описании работы за ткацким станом и т.д.

Рассказ и демонстрации часто сопровождаются звукоподражанием (а морос-то тре’с-верес / тре’с-верес // — с. Горбухино Новгородск. обл.), причем характерно, что диалектные звукоподражания отличаются, как не раз отмечалось (А.Б.Шапиро), особой яркостью: говорящий отождествляет себя со звучащим предметом и издает звуки за него, как бы “от его имени”. Это явление, несомненно, стоит в одном ряду с другими проявлениями принципа отождествления ситуации-темы с ситуацией текущего общения. И точно так же воспроизводится носителями диалекта и чья-либо речь: говорящий передает ее эмоциональный настрой, тембр, темп, ритм, интонацию, часто — и индивидуальные особенности, драматизирует свое повествование.

Как показывает специальное изучение, в общении на диалекте гораздо чаще, чем в литературной речи, встречаются повторы лексем, передающие количественные признаки, в том числе — интенсивность действий и их продолжительность. Нередко число повторяющихся лексем соответствует количеству сопровождающих эти лексемы жестов, чем усиливается иконическая значимость повтора:

(5) а) начерпаэш / ну чяшки чяйных дви / можэд быть и три . кака там . у тя посудинка / вот и мешаэш, мешаэш, мешаэш, мешаэш // (делает вращательные движения рукой) (с. Верховье Вологодск. обл.);

б) наложу белья на этот катоцик / и вот на столи катаю / он ы вертица, ън ы вертиця, вот ы катаецъ // (с. Верховье Вологодск. обл.).[9]

В сознании диалектоносителей ситуации тесно связаны с типичными для этих ситуаций формами речевого поведения, поэтому обычный способ сосредоточиться на той или иной ситуации, приблизить ее к себе и к слушателю, войти в нее заключается в произнесении того, что может быть сказано или обычно говорится в соответствующих обстоятельствах. Без этого оформления прямой речью ситуация-тема, по-видимому, представляется диалектоносителю невоспроизведенной или неполно воссозданной в текущем общении:

1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13

скачать реферат скачать реферат

Новинки
Интересные новости


Заказ реферата
Заказать реферат
Счетчики

Rambler's Top100

Ссылки
Все права защищены © 2005-2020 textreferat.com