В нашей онлайн базе уже более 10821 рефератов!

Список разделов
Самое популярное
Новое
Поиск
Заказать реферат
Добавить реферат
В избранное
Контакты
Украинские рефераты
Статьи
От партнёров
Новости
Крупнейшая коллекция рефератов
Предлагаем вам крупнейшую коллекцию из 10821 рефератов!

Вы можете воспользоваться поиском готовых работ или же получить помощь по подготовке нового реферата практически по любому предмету. Также вы можете добавить свой реферат в базу.

ОСНОВЫ ТЕОРИИ НЕПРЯМОЙ КОММУНИКАЦИИ

Страница 3

Наиболее взвешенной нам представляется такая точка зрения, при которой отношение НК и языка понимается не как жесткое противопоставление, а как диалектическое единство. Так понимал язык В. фон Гумбольдт, включавший в “форму языка” не только системные отношения языковых значений и значимостей, но и функционирование языка, деятельность сознания по “превращению мира в мысли”, а также историю языка и его место в “языке человечества” — совокупности возможных концептуализаций мира смыслов. Гумбольдт, по-видимому, наиболее четко представлял взаимные отношения языка и непрямой коммуникации и был одним из немногих лингвистов, расширявших сферу рассмотрения НК. Так, начиная с Ф. де Соссюра в лингвистике исследовался преимущественно “язык в самом себе и для себя”. Речь, коммуникация в целом считались объектом несущественным: лингвисты изучали значения и значимости, исключая из рассмотрения смыслы. По Соссюру, языковыми знаками могут считаться только “символы”, передающие информацию, которая сознательно закладывается в них адресантом. Тем самым роль адресанта понимается в целом как гораздо более важная, чем роль адресата, а из восприятия символа исключается человеческий фактор (как исключается интерпретация). Однако вторая половина и особенно конец XX века характеризуются неуклонным расширением интересов лингвистики. В общем русле развития лингвистики намечается поворот от изучения внешней, формальной стороны коммуникации к стороне внутренней. Данный поворот можно определить как семантизацию лингвистики, что связано с преодолением идей формального генеративизма, автономного синтаксиса Н. Хомского.

Общая семантизация лингвистики делает особенно актуальным изучение асимметрии языка, которая обычно понимается как рассогласование языковых означающего и означаемого, формально-языковая аномальность коммуникативно неаномальных высказываний. Однако асимметрия и НК далеко не тождественны. Термин “асимметрия” в современных языкоцентрических исследованиях означает либо свойство языковой системы, либо свойство методологического аппарата, присущего лингвистике преимущественно на системно-структурной стадии ее развития, то есть ДО обращения лингвистики к речи, человеческой коммуникации в целом. И в первом, и во втором понимании асимметрия не имеет прямого отношения к коммуникации, будучи свойством языкового знака. Единицы же НК — диады, члены которых суть интенциональные состояния, — не являются знаками в принятом значении этого термина. НК имеет в основном либо до-знаковый, либо после-знаковый характер. Асимметрия есть лишь следствие НК (подобно другим “следам НК” в языке, типа лексемы неопределенный).

Преодоление НК, по-видимому, осуществляется неодновременно на разных смысловых участках: средства НК, подвергшиеся конвенционализации, могут становиться фактами языка. Языковые средства, в свою очередь, могут использоваться для маркирования или обозначения НК (точнее, планируемой НК, или НК-2). Поэтому, по-видимому, следует говорить не о “выпрямлении НК”, а о постепенном спиралевидном развитии ПК и НК, когда на разных этапах одно переходит в другое и наоборот.

Отношения речи и НК еще более сложны, нежели отношение языка и НК. По Соссюру, “речь”, то есть использование языка, исключается из рассмотрения лингвистики именно потому, что в речи (в отличие от языка) есть НК. Исследователи ХХ века часто приписывали речи, прежде всего разговорной, качества НК: ситуативность, неточность, формальную неряшливость, непредсказуемость. Безусловно, устной речи обычно присущи все эти качества именно как отражение категории НК. Непосредственная бытовая коммуникация чаще всего обходится самым малым количеством аттракторов. В письменной речи, особенно деловой и научной, названные качества НК уже почти не проявляются.

В современных исследованиях разговорная речь нередко понимается как особая система (например, в коллективной монографии “Русская разговорная речь” [М., 1973]). Такое понимание разговорной речи изменяет и представление об отношении речи и НК: НК тогда то, что не укладывается в систему. Подобным образом обстоит дело в риторике, изначально ориентированной на нормирование, упорядочение речи: с точки зрения риторики, НК, в общем, есть такое говорение, которое представляет собой простое следование правилам языка, когда говорят обо всём “как получится” (Е.В. Клюев). Риторика, которая могла бы дать наиболее широкое понимание НК, и наиболее сужает тем самым объект своего исследования, то есть ПК в таком понимании.

Процесс общей семантизации лингвистики обусловил также широкое изучение передаваемых и принимаемых коммуникативных смыслов, описание и систематизацию приемов интерпретации дискурса (Г.И. Богин, Б.Л. Борухов, В.З. Демьянков, К.А. Долинин, А.Е. Кибрик, Е.С. Кубрякова, М.Л. Макаров). Эта же тенденция делает особенно актуальным изучение тех коммуникативных смыслов, которые в общении людей не могут быть переданы “прямо”, то есть средствами языка (Г.П. Грайс).

В лингвистических исследованиях уже давно намечается тенденция рассматривать явления, которые, на наш взгляд, представляют собой различные разновидности НК, в связи с функционированием языка. Речевой аспект НК получил достаточно широкое рассмотрение в целом ряде внешнелингвистических дисциплин — психолингвистике, прагмалингвистике, а также в функциональных грамматике, лексикологии, синтаксисе и т. д.

Психолингвистическое понимание противопоставления прямой и непрямой коммуникации восходит, думается, к противоречию, существующему между двумя качествами (состояниями) смысла — исходным психологическим мотивом говорящего и смыслом, заключенным в высказывании, которое представляет собой результат перекодирования личностного смысла из универсально-предметного кода в вербальное сообщение (Л.С. Выготский, Н.И. Жинкин, И.Н. Горелов).

В прагмалингвистике существует два разных понимания явлений, которые мы объединяем посредством категории НК. Первое реализуется в теории косвенных речевых актов, которые понимаются как проявление асимметрии языка и ставятся в один ряд с полисемией и синонимией (Дж. Серль, В.Г. Гак, В. Зёкеланд, Дж. Катц, Р. Конрад, А.Г. Поспелова). Второе понимание противопоставления прямой и непрямой коммуникации состоит в различении двух типов информации, передаваемой высказыванием: информации, равной его логическому содержанию, выводимому из значения его компонентов, и прагматической информации — разного типа импликатур как конвенционального характера (прагматические пресуппозиции), так и неконвенционального характера (импликатуры общения) (Г.П. Грайс, Т.В. Булыгина, А.Д. Шмелев, В.И. Карасик, Л.А. Киселева, Е.В. Падучева, Ч. Филлмор).

Таким образом, в исследованиях речи так или иначе учитывается НК, причем в большей степени, чем в языкоцентрических исследованиях. Это объясняется самой спецификой речи как использования языка в конкретной ситуации общения. Учет среды заставляет выделять два разных смысловых аспекта речевых единиц — абстрактные ситуативно независимые значения и ситуативно обусловленные смыслы. Можно сказать, что противопоставление прямой и непрямой коммуникации традиционно рассматривается в семиотике, герменевтике как противопоставление “значения” / “содержания” и “смысла” (Г. Фреге, А. Шафф, М.А.К. Хэллидей, Г.П. Щедровицкий, Г.И. Богин, Е.В. Сидоров, В.Я. Шабес, В.В. Красных, И.М. Кобозева). Как уже отмечалось, в случае прямой коммуникации в содержательной структуре высказывания смысл = значению.

Коммуникативная малоупотребительность термина “значение” и слабая внутренняя дифференцированность термина “смысл” заставляет исследователей коммуникации искать более эффективные и компактные содержательные единицы для анализа конкретного дискурса в категориях прямой и непрямой коммуникации. Представляется, что к непрямой коммуникации не относятся ни содержательные моменты, понимаемые как значения, ни содержательные моменты, понимаемые как интенции. И те, и другие составляют план содержания единиц прямой коммуникации. Более того, термин “значение”, по-видимому, вообще малоприменим к коммуникации, за исключением малораспространенных специальных формализованных сфер коммуникации — деловой, научной и подоб. Термин “интенция”, противопоставляемый “значению” в работах по прагмалингвистике, также не представляется нам удовлетворительным, поскольку определение содержательной стороны высказывания как интенции исходит из того, что в процессе коммуникации любое действие или состояние говорящего целенаправленно, то есть соотносится с некой положительной, при этом типичной, интенцией.

1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11

скачать реферат скачать реферат

Новинки
Интересные новости


Заказ реферата
Заказать реферат
Счетчики

Rambler's Top100

Ссылки
Все права защищены © 2005-2019 textreferat.com