В нашей онлайн базе уже более 10821 рефератов!

Список разделов
Самое популярное
Новое
Поиск
Заказать реферат
Добавить реферат
В избранное
Контакты
Украинские рефераты
Статьи
От партнёров
Новости
Крупнейшая коллекция рефератов
Предлагаем вам крупнейшую коллекцию из 10821 рефератов!

Вы можете воспользоваться поиском готовых работ или же получить помощь по подготовке нового реферата практически по любому предмету. Также вы можете добавить свой реферат в базу.

РЕФЕРЕНЦИОННАЯ ДИНАМИКА ПОВЕСТВОВАТЕЛЬНОГО ДИСКУРСА

Страница 8

Следующую группу моделей интеракции образуют поведенческие образцы, выработанные специально для дистанцированной коммуникации, развитие которых открывает новые возможности литературной игры. Выделенная в процессе анализа базовая модель нарративной интеракции создается перспективой наблюдателя, отличающей структуру общения в условиях литературной коммуникации от ситуации непосредственного взаимодействия. Импликация источника коммуникативной перспективы формирует базовую локутивную позицию, повествование, которой свойственна преимущественно когнитивная ориентация, а коммуникативный модус свидетельствует об использовании системной перспективы, основными средствами реализации которой является не система Origo, а развитая система личных местоимений (du, er, wir, man, es usw). В этой группе моделей нейтрализована коммуникативная перспектива субъекта речи, о чем свидетельствует смена эгоцентрического субъекта другими местоименными процессуальными формами.

Роль перспективы наблюдателя заключается в том, что она уравнивает партнеров по коммуникации в их правах, предлагая им, вместо противостояния, свойственного естественному общению, где оба участника конкурирует в борьбе за право взять слово, «встречу двух сознаний» (Бахтин). Развитие вербально-логического мышления и появление дискурсивных форм предполагает подобное отождествление, при котором предикаты, пропозициональные установки и языковые категории, подчиняясь стратегиям речевого субъекта, соорганизуются вокруг «центров кристаллизации», созданных субъектами высказывания как основной системообразующей категорией дискурса. При выборе локутивной позиции наблюдателя утрачивается единый центр ориентации, что заставляет включить в процесс управления коммуникативным взаимодействием дополнительные прагматические и языковые механизмы регулирования дискурсивных процессов.

Спецификой повествования можно считать, основываясь на сделанных наблюдениях, выводимость референциальной системы изложения (диспозиции объектов) непосредственно из моделируемого коммуникативного контекста. Моделируемость контекста определяет в условиях нарративной интеракции предназначение референтной системы, ориентированной не на истинность в логическом смысле слова, а на то ее понимание, которое предлагает Й.Хабермас, при котором истина «корреспондируется» участниками общения друг другу в целях достижения согласия. Возможность согласия предполагает наличие определенной системы отсчета, позволяющей участникам коммуникации прийти к общему мнению. Оптимальная для взаимодействия перспектива наблюдателя связана с децентрированной и тем самым объективированной («мировой») установкой , предполагающей выход на уровень аргументации, приемлемой для обоих участников и связанной уже не с их индивидуальным, а социальным опытом и объективными связями действительности.

Модель [Sbeob + Shand] отвечает основным условиям рефлексивной ситуации общения, в которых выбирается объективированная установка, позволяющая представить события как независимые от воли творца. Базисные модели литературной коммуникации – эгоцентрическая (стратегическая) и интерактивная – различаются способами представления источника информации. Эгоцентрическая модель, реализующая стратегическое и ориентированное на понимание действие, в комплексной структуре общения представляет собой более элементарную форму в отличие от интерактивной модели, направленной на организацию кооперативного взаимодействия участников общения. Очевидно, что дискурсивная коммуникативная модель имеет в основе отказ субъекта от собственной позиции в пользу социально значимого и связанного с нормами интеракции системного понимания явлений. Подобное положение дел характерно для литературной дискурсии, что получает косвенное подтверждение в тезисе М.М.Бахтина о том, что эстетическое событие предполагает «конститутивное отношение одного сознания к другому».

Модель [Sbeob + Shand] свойственна типу интеракции, идеально приспособленному для взаимодействия разделенных пространством и временем участников общения, так как при этом обе стороны, участвующие в общении, раноудалены от событий и оценивают их, исходя из ценностных ориентаций. Стремление воспроизвести максимально объективированную картину происходящего диктует необходимость избегать оценок и суждений и придерживаться, в первую очередь, детального описания «положения дел». Использование данной модели интеракции связано с заменой эгоцентрического субъекта на обозначение деятеля как объекта описания, благодаря чему на передний план выступает событийная структура с агенсом как центром. Процессуальной формой для субъекта диктума в этом случае становится местоимение третьего лица, основное для информационной структуры повествования. Включение в обозначенную модель модусов, в первую очередь, коммуникативного, связанного с перспективой наблюдателя, совершается по линии пространственной и временной спецификации, преимущественно с помощью дейктических средств, или средств с дейктической функцией.

Местоимение третьего лица как условный знак, позволяющий автору представить действительность в своответствие со своими интенциями, превращает повествование в акт человеческого поведения, оно дает участникам коммуникативного диалога, по образному выражению Р.Барта, «чувство безопасности». Придавая особую полноту изложению, местоимение третьего лица, выступающее как «знак нарративности», противостоит знаку Я, который, по мысли Барта, пытается разрушить условность. Простое прошедшее (эпический претерит) выступает, так же как местоимение третьего лица, как «знак нарративности». Это глагольное время, согласно Барту, служит намерению свести действительность в точку, выделить вербальный акт в чистом виде в его ориентированности на логические связи с другими действиями и процессами и служить поддержанию «иерархии в мире фактов». Выступая как алгебраический знак, имеющий определенную функцию, простое прошедшее способно выдавать временную последовательность явлений за каузальную связь, давая начало развертыванию повествования. Р.Барт приписывает простому прошедшему искусственную природу, сравнивая его со временем мифа. Оно выступает как знак демиурга, придавая событиям устойчивость алгебраической системы, образуя канву, на которой автор «создает интенциональный узор мысли». Являясь свидетельством и опорой порядка, простое прошедшее дает возможность повествователю сводить поступки действующих лиц к выражающим их знакам.

В модели [Sbeob + Srez[ определяющим становится пространственный контекст, предполагающий использование средств выражения перспективы субъекта восприятия, не связанной с субъектом речи. «Скрытое» указание содержится в семантике перцептивных глаголов, способах пространственной репрезентации «поля рецепции» и временных характеристиках событийной структуры. В ее организации находит отражение существование специальной повествовательной формы, получившей название «описание». Отсутствие или минимальная представленность оценок придает описанию характер сценического изображения, данного преимущественно в пространственном модусе. Положение наблюдателя в этой модели обозначено системой отсчета, в которой организация событий подчинена скрытой повествовательной перспективе, направляемой стратегией наблюдателя. Языковыми средствами, чье действие преобладает в процессе реализации данной модели, являются глаголы с перцептивной семантикой и предложно-падежные группы, выступающие в качестве пространственных указаний. Отсутствие выраженной системы отсчета компенсируется большим числом семантических проекций (изоглосс), указывающих на присутствие центра ориентации.

Модель [Sbeob + Sref] реализуется в контексте авторской рефлексии, который предполагает эпистемическую перспективу (ее источник представлен либо в форме коллективного субъекта wir, либо в форме обобщенно-личного субъекта man, охватывающего все возможные типы деятеля). Временной и пространственный контекст в этом случае не ограничен только «полем референции» и событийной структурой повествования и предполагает использование «пространства и времени инобытия». Использование повествования от третьего лица свидетельствует о сужении рефлексивной установки рамками процесса моделирования персонажа, что лишает модель универсальности.

1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11

скачать реферат скачать реферат

Новинки
Интересные новости


Заказ реферата
Заказать реферат
Счетчики

Rambler's Top100

Ссылки
Все права защищены © 2005-2019 textreferat.com