В нашей онлайн базе уже более 10821 рефератов!

Список разделов
Самое популярное
Новое
Поиск
Заказать реферат
Добавить реферат
В избранное
Контакты
Украинские рефераты
Статьи
От партнёров
Новости
Крупнейшая коллекция рефератов
Предлагаем вам крупнейшую коллекцию из 10821 рефератов!

Вы можете воспользоваться поиском готовых работ или же получить помощь по подготовке нового реферата практически по любому предмету. Также вы можете добавить свой реферат в базу.

Семантика и прагматика инициальных и финальных реплик диалога

Страница 3

В работе нами используются следующие буквенные обозначения членов МСГ: А. – руководитель, Б. – заместитель, В.Г.Д.Е.Ж.З.И. – сотрудницы. В материале, записанном в переменных малых группах, мы обозначаем собеседников, которые не являются членами данной группы, как А1, А2, А3, В1, В2, и т.д.

В научной литературе до сих пор выделялись и противопоставлялись два типа общения: официальный и неофициальный (КЛЯ и РР). Самый первый анализ материала привел нас к гипотезе, что типы общения, по крайней мере, в нашей МСГ образуют трехчленную оппозицию: официальный-неофициальный-полуофициальный, и хотя полуофициальное общение является переходной зоной между официальным и неофициальным, оно все-таки может считаться самостоятельным типом.

Во второй главе рассматривается официальное общение в малой группе.

В качестве исходной гипотезы для исследования общения в условиях работы была гипотеза о том, что категория официальности является центральной для характеристики общения в малой группе, так как категория официальности управляет как институциональным, публичным общением, ориентированным на социальный статус организации или ее представителя, так и персональным общением, то есть теми видами общения, которые были взяты нами в качестве исходных для анализа материала. Однако анализ исследованного материала показал, что это не всегда так.

Мы исходим из понимания официального общения как общения, осуществляющегося в официальной обстановке (на работе) при соблюдении официальных отношений между говорящими.

Совершенно очевидно, что официальное общение связано с институциональным, под которым мы понимаем такое общение, в котором коммуниканты выступают представителями того или иного социального института, и статусно-ролевым общением, которое, на наш взгляд, осуществляется при соблюдении прежде всего статусно-ролевых характеристик участников.

В исследуемой МСГ ярче всего официальное общение наблюдается в публичном общении ее членов.

Публичная официальная речь звучит за пределами МСГ. Ею пользуется руководитель группы на официальных заседаниях, встречах, переговорах и т.д. В ходе таких встреч руководитель выступает официальным представителем МСГ, поэтому официальная речь руководителя за пределами МСГ нами тоже рассматривается. Кроме того, внутри МСГ руководитель проводит официальные встречи с посетителями, которые занимают руководящие должности и, соответственно, обращаются за помощью в решении проблем своих организаций. Такое общение не публично, но институционально.

Рассмотрим институциональное публичное общение.

В.И. Карасик понимает институциональный дискурс как текст в ситуации представительского общения [Карасик 2000: 25]. В публичном общении такая ситуация всегда задана эксплицитно. Например, свою речь руководитель МСГ на заседании вне этой группы начинает словами: - А. - Я представляю одно из самых молодых подразделений в университете// Управление по международным связям было создано в девяносто третьем году / и существует семь лет// И тому были объективные причины// Наш город был закрыт в это время//

Устная публичная речь представителя МСГ подвержена влиянию нескольких факторов. С одной стороны, это речь подготовленная (содержащая клише официально-делового стиля, причастные и деепричастные обороты), монологическая, имеющая четко выраженный временной план, осуществляющаяся в текстовой форме, выдерживающей реализацию одной стратегии. В ней используются полные официальные номинации, не допускаются узкоспециальная терминология, аббревиатуры и т.д. С другой стороны, это речь устная, поэтому в ней наблюдаются отступления от заготовленного письменного текста в виде текстовых вставок, в которых проявляется личная оценка говорящим излагаемых фактов, ссылки на личный опыт: я это сам хорошо знаю; я физик по образованию и т.д., эмоциональность повествования проявляется эксплицитно халтура, штучный товар и т.д. Рассказывая о своей организации, ее представитель подчеркивает вовлеченность всего коллектива в общее дело: мы решили посмотреть; у нас уже налажены контакты и т.д.

Ситуация представительского общения внутри МСГ при общении с посетителем сохраняет официальность, но не носит публичный характер. Посетитель МСГ не заинтересован в самопредставлении (которое выражается чаще всего номинацией лица и его профессии, должности), гораздо важнее для него правильно изложить или представить проблему, с которой он обращается, получить какую-то конкретную помощь. Цель такого общения постороннего человека (В1) с работником МСГ – решение конкретной задачи. Обычно описание проблемы состоит из одной или нескольких предикативных конструкций.

В1. – Здравствуйте// Я вот тут в Германию еду// Мне сказали/ что у вас тут нужно подписать командировку// Посмотрите/ пожалуйста/ кто может подписать?

Б. – Давайте я посмотрю//

Статус посетителя не определен, имя его не звучит вслух. Имя становится известно работнику только из заявления о командировке. Можно утверждать, что черты институциональности в этом разговоре между представителем МСГ и незнакомым посетителем несколько стерты, но беседа представляет собой «talk between professionals and lay persons» и, так же как различные официальные встречи, оформлено в стандартный порядок [Drew, Heritage 1992: 43], то есть может быть отнесена к непубличному, но все-таки институциональному общению.

Примеры неинституционального общения сотрудников МСГ с посетителями в наших записях встречаются достаточно часто.Этот тип преобладает в общении членов МСГ с посетителями, обращающимися за решением частных проблем (оформление командировок, грантов и т.д.). Появление хотя бы одного постороннего нарушает целостность малой группы и создает так называемые временные группы, общение в которых может быть и персональным, и институциональным, с уклоном в ту или иную сторону в зависимости от состава участников разговора.

В малой группе наблюдается смешанный вид общения с посторонними, и это дает нам право сказать, что официальная непубличная коммуникация в малой группе осуществляется не только в форме институционального общения. Так, в следующем примере участники беседы – посетитель и сотрудник МСГ – обсуждают вещи, не связанные со статусом их подразделений, факультета или международного отдела, это деловой разговор о возможных международных конференциях (вообще организует это отделение экологических проблем), обменных программах (программа поддерживается НАТО), сроках их подачи (крайний срок / первого июля) и т.д. Статус МСГ затрагивается лишь однажды: ну / у вас это со Штатами//, название же факультета, который представляет А3, не упоминается:

Б. – Это просто какая-то конференция//

А3 – Music//

Б. – Это видимо место/ а вообще организует это отделение экологических проблем//

А3 – Угу//

Б. – Ну вот это вот программа поддерживается НАТО// Цель основная/ продвижение как бы к рыночному экологически ориентированному обществу// Крайний срок / первого июля//

А3 – Крайний срок / это что?

Б. – Крайний срок подачи проекта// Ну и все// Все остальное/ сроки прошли//

А3 – Ну / у вас это со Штатами//

Б. – Да//

Продолжительность разговора тоже может определять тип общения. Как правило, короткая самопрезентация и изложение проблемы посетителем произносятся в официальном тоне (см. прим. с В1 на с. 8). Официальный тон выглядит самым нейтральным по сравнению с намеренно дружеским или, наоборот, нарочито грубым. Однако в длительной беседе официальность тона не может выдерживаться на протяжении всей беседы. Таким образом, в официальном общении в МСГ играет роль длительность беседы, которая приводит к возникновению в ней разговорных эпизодов [Have 1991: 138]. Наш материал показал, что в коротком разговоре сотрудника офиса с посетителем нельзя наблюдать смену этих фрагментов. Но чем дольше общение, тем выше вероятность их появления как в институциональном, так и в неинституциональном общении.

Признаки «симметричность/ несимметричность партнеров коммуникации», «равная/ неравная осведомленность в теме речи» объединяют институциональное общение и официальное непубличное. В работах многих ученых отмечается асимметричный характер статусно-ролевого общения [Drew, Heritage 1992; Беликов, Крысин 2001; Борисова 2001 и др.]. Мы согласны с классификацией признаков асимметрии институционального дискурса, предложенной американскими авторами П.Дру и Дж. Херитадж. Данные ученые выделяют три признака институционального дискурса на основе явления асимметрии нескольких видов: 1) асимметрии речевого поведения коммуникантов - arises from the predominantly question-answer pattern of interaction that characterizes many of them [Drew, Heritage 1992: 49], 2) асимметрии знаний коммуникантов - participants’ differential states of knowledge и 3) асимметрии их отношения к предмету речи – between organizational perspective treats the individual as a “routine case”, and the client, for whom his or her case is unique and personal.

1 2 [3] 4 5 6 7 8

скачать реферат скачать реферат

Новинки
Интересные новости


Заказ реферата
Заказать реферат
Счетчики

Rambler's Top100

Ссылки
Все права защищены © 2005-2019 textreferat.com