В нашей онлайн базе уже более 10821 рефератов!

Список разделов
Самое популярное
Новое
Поиск
Заказать реферат
Добавить реферат
В избранное
Контакты
Украинские рефераты
Статьи
От партнёров
Новости
Крупнейшая коллекция рефератов
Предлагаем вам крупнейшую коллекцию из 10821 рефератов!

Вы можете воспользоваться поиском готовых работ или же получить помощь по подготовке нового реферата практически по любому предмету. Также вы можете добавить свой реферат в базу.

КОНЦЕПТ «РАЗВИТИЕ» В РУССКОЙ ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЕ МИРА И ОСОБЕННОСТИ ЕГО ВЕРБАЛИЗАЦИИ В ТВОРЧЕСТВЕ В. Г. РАСПУТИНА 1994–2003 гг.

Страница 4

В качестве вербализаторов индивидуального варианта концепта «Развитие» анализируются единицы, функционирующие как в речи автора, так и в речи персонажей, на том основании, во-первых, что речь персонажей в художественном произведении создана автором, то есть именно В. Распутин в процессе продуцирования анализируемых текстов выбрал из языкового материала те единицы, которые соответствуют связям между концептами в языковой картине мира писателя. Во-вторых, мы не дифференцируем случаи употребления единиц, вербализующих концепт «Развитие», в речи автора и в речи персонажей потому, что В. Распутину свойственно не только прямо высказывать свою точку зрения в авторских комментариях к описываемым событиям, но и выражать свои мысли через речь персонажей.

Концепт «Развитие» в анализируемых произведениях В. Распутина вербализован 635 лексическими и фразеологическими единицами в 819 употреблениях, которые распределяются по следующим группам: 1) единицы, в значениях которых есть указание на нисходящую линию развития, – 50,9 % от общего числа вербализаторов концепта (46,3 % употреблений); 2) единицы, в значениях которых есть указание на восходящую линию развития, – 24,6 % (22,7 % употреблений); 3) единицы, в значениях которых нет указания на направление развития, – 19,1 % (26,3 % употреблений); 4) периферийные единицы, имеющие ослабленную, контекстуально обусловленную связь с ядерной семемой, – 5,7 % (4,8 % употреблений).

Самую большую группу образуют вербализаторы с семами нисходящего направления развития, которые находятся в видородовых отношениях с ядром анализируемого ЛФП (семемой ‘закономерный переход кого/чего-либо из одного состояния в другое’), обозначая одно из двух возможных направлений развития: выродиться, гибнуть, рушиться, опустившийся, покатившийся, прийти к концу и др. Проявления нисходящей линии развития объектов могут быть различными: утрата внешней привлекательности (ввалившийся, усохший, расплывшийся, расползшийся, распухший, выцветший, облезший и др.); утрата жизненной силы (повянуть, расслабнуть, слабеть, слабнуть, увянуть и др.); изнашивание (дырявиться, изнашиваться, продырявиться, протекать, расшататься, трескаться и др.) и т. д.

Следует отметить, что значительное количество единиц второй группы, в узусе имеющих семы восходящего направления развития, в контексте произведений В. Распутина становятся вербализаторами представлений о регрессе. Это в частности относится к языковым единицам из рассказа «В больнице» цивилизовать и приводить в порядок, функционирующим в речи главного героя, в словах которого звучат интонации самого автора: «Мы дикари, звери, развратники, пьяницы, матерщинники… полный набор… лодыри, покорное стадо, к иконе подходим не иначе как с топором. Надо нас в цивилизованный мир, чтобы привести в порядок. Посмотрите, как цивилизуют. Пьяницы – и заливают дешёвой водкой. Развратники – и весь срам, всё бесстыдство людское со всего мира, всё несусветное уродство – сюда» (В больнице, 26).

Единицы, в значениях которых нет указания на направление развития, функционируют преимущественно в контекстах, характеризующих нисходящее направление развития объекта: «Они [жители ангарских деревень] уже давно не возмущались тем, что нельзя эту воду [из Ангары] пить, что нельзя войти в неё, чтобы окунуться, что так и не нарастила она за тридцать с лишним лет чистых берегов с песочком и камешком, что нельзя на неё помолиться и поутру сбегать к ней за радостью, что превращена она только в дорогу для сплава – ко всему они притерпелись. И упал широкий и яркий отсвет заката на неё, возжёг небесным сиянием – и снова показалась родной и живой. Если уж небо не отказалось от неё и вон как разукрасило – им ли отказываться?! Не её вина, что превратили её в огромный, уродливый и грязный разлив, называемый водохранилищем, что отняли у неё звонкую переливчатую песню, с которой она бежала» (Вечером).

Такое распределение единиц по названным группам свидетельствует, на наш взгляд, о том, что в индивидуальном концепте «Развитие», вербализованном в творчестве В. Распутина, преобладают представления о нисходящей линии развития, тогда как в инварианте данного концепта представления о регрессивном направлении развития находятся на периферии. Писатель в своих произведениях чаще обращает внимание на упадок, регресс, ухудшение общества, окружающей среды, жилищ и жизни в целом, чем на факты, свидетельствующие об улучшении чего-либо. Это, видимо, вызвано свойственным В. Распутину пессимистическим отношением к миру, обусловленным неприятием общественных, политических, культурных процессов, происходящих в современной России.

Лексические и фразеологические единицы, вербализующие представления писателя о восходящем направлении развития, функционируют преимущественно при описании физических (подняться, подрасти, сневестить и др.) и духовных изменений человека (научиться, поумнеть, подковываться, умнеть, учиться, намотать на ус, образование, опытность, образованный; умудрённый и др.). При этом приобретение знаний в концептосфере В. Распутина не всегда оценивается как прогрессивное изменение человека. Знания могут и погубить. Об этом говорит Иван Савельевич: «– Я уж перестал понимать, Толя, хорошо ли это – книги. Говорят: плохому не научат… смотрю я: запутать могут, хорошее с плохим воедино смешать. < .> Николай у нас книжки читал… я радовался, пускай умнеет парень. А он вишь до чего поумнел! Шире головы. Он ещё там, дома, – домом Иван Савельевич до сих пор называл деревню на Ангаре – блажить стал. Задумываться начал. Наманят, наманят книги, посулят с три короба, а жизнь, она другая» (Дочь Ивана, мать Ивана). Гораздо важнее в духовном развитии, по словам старухи Натальи из рассказа «Женский разговор», «взять устою», то есть усвоить нравственные ценности, сформулированные предками, и строго придерживаться их заветов: «Вот поживёшь с моё, и даст тебе Бог такую же ночку поговорить с внучкой. И скажет она тебе: забавная ты, старуха. Не отказывайся: и ты будешь забавная. Куда деться? Ох, Вихтория, жизня – спаси и помилуй… Устою возьми. Без устои так тебяистреплет, что и концов не найдешь» (Женский разговор).

Социальное развитие человека в произведениях В. Распутина 1994–2003 гг. представлено противоречиво: с одной стороны, описывая социальные успехи своих героев, автор использует единицы с позитивной коннотацией (взлететь, встать на ноги, подняться, продвинуться, процветать, пойти далеко, сделать карьеру, уйти вперёд, процветающий, достигавший высоты, набирающий обороты, сделавший шаг вперёд; вознесшись, высота, возвышение и др.); с другой стороны, когда речь идёт о достижении некоторыми персонажами материального благополучия, используются единицы с негативной коннотацией (накачаться, как пауки; заделаться чинодралом; возрасти, как чирей на ровном месте). Осуждение автора вызывают герои, для которых достижение материального благополучия стало главным и единственным делом жизни. Посвятив свою жизнь обогащению, такие персонажи утрачивают человеческий облик – отсюда и сравнение их с пауками, чирьем, шишкой: «Ведь это же они, кормильцы наши, спасители Отечества, труженики киоскового изобилия – коммерсанты! Не те, что успели накачаться, как пауки, и в великосветском обществе друг друга улетели утром, а те, что только избрали стезю и, как приказчики, собственноручно «гоняют товар», вынужденные мириться с обществом прочих» (Россия молодая); «[Зуиха] была баба как баба, пока жизнь не выгнулась на другой бок и не сотворила из неё шишку, бесстыжую, ничего не боящуюся» (Вечером).

Осуждение писателя вызывают и персонажи, «покатившиеся» из-за пьянства, поддавшись которому, человек неминуемо падает с той высоты, которой достиг: «Мать [Лиды] пьющая, взгляд застывающий, невидящий. Пьющая, должно быть, не в последней стадии, есть ещё куда падать. Продолжает обманываться, что устоит» (Дочь Ивана, мать Ивана).

В концептосфере В. Распутина важное место занимают жилища персонажей. В творчестве писателя и деревенские избы, и городские или поселковые дома, и комнаты в общежитиях предстают не как фон, на котором разворачиваются описываемые события, а как участники этих событий, способные развиваться под влиянием происходящей в них жизни, как правило, несчастной: «И дома как не дома было Анатолию – пусто, неуютно, безотрадно. Присели стены, стылостью затянуло окна, как-то вдруг сразу, за месяцы, расшатались и заголосили половицы. И руки не поднимались поправлять. Светка сняла и постирала перед Новым годом шторы, а навесила – то же самое, боль да стынь не отстирываются» (Дочь Ивана, мать Ивана). Жилища в произведениях В. Распутина разрушаются, приходят в запустение, сиротеют, испытывают безысходную тоску, безутешную скорбь: «Въехав сюда два года назад, Алёша и побелил, и покрасил, и наклеил на прокопчённые стены светленькие обои с нежным узором, на котором в ряды пузатеньких ваз заглядывают слева и справа изгибающиеся розовые цветочки, а уже через полгода всё опять потемнело и утонуло в безысходной тоске» (Новая профессия).

1 2 3 [4] 5 6

скачать реферат скачать реферат

Новинки
Интересные новости


Заказ реферата
Заказать реферат
Счетчики

Rambler's Top100

Ссылки
Все права защищены © 2005-2020 textreferat.com