В нашей онлайн базе уже более 10821 рефератов!

Список разделов
Самое популярное
Новое
Поиск
Заказать реферат
Добавить реферат
В избранное
Контакты
Украинские рефераты
Статьи
От партнёров
Новости
Крупнейшая коллекция рефератов
Предлагаем вам крупнейшую коллекцию из 10821 рефератов!

Вы можете воспользоваться поиском готовых работ или же получить помощь по подготовке нового реферата практически по любому предмету. Также вы можете добавить свой реферат в базу.

Австрийская империя в 1815 г.

Страница 2

3.Развитие промышленности.

Более значительные ростки капи­талистического способа производства пробивались на полуфеодальней австрийской почве в области промышленности. Несмот­ря на серьезные препятствия — скудость капиталов, отсутст­вие достаточного количества квалифицированной рабочей силы и, главное, малую емкость внутреннего рынка,— в отдельных провинциях империи, в особенности в Штирии, Каринтии, Чехии и Моравии, механическое бумагопрядение уже со времен конти­нентальной блокады стало быстро вытеснять ручной труд. К началу 40-х годов в Австрийской империи имелись уже 172 пря­дильные фабрики, располагавшие почти миллионом механических веретен. Накануне революции 1848 г. общее число фабрик достиг­ло 209, а веретен — 1356 тыс.

Другие отрасли текстильного производства, особенно тка­чество, заметно отставали от бумагопрядения, и здесь техни­ческий переворот начался позднее. Зато машины для печатания тканей уже к концу 30-х годов получили значительное распро­странение в Нижней Австрии и особенно в районе Праги. Среди других отраслей легкой промышленности быстро развивалось производство бумаги.

Столица империи Вена была крупным центром развивающей­ся легкой промышленности: в ней и ее окрестностях в 40-х годах насчитывалось 37 бумагопрядильных фабрик. Здесь производились, кроме того, разнообразные предметы роскоши, готовое платье, различные виды шелковых тканей. В одном только производстве бархата, атласа и тафты занято было до 10 000 рабочих.

Промышленный переворот начался в Австрии в 30-х годах. Но наряду с новыми фабриками, особенно в производстве готового платья, еще широко была развита работа на дому и в то же время далеко не изжиты мелкие, чисто ремес­ленные мастерские.

Относительная отсталость промышленного развития Авст­рии сказывалась прежде всего в более медленном, чем в других пе­редовых странах Европы, внедрении паровых двигателей.

Хотя в империи не было недостатка в каменном угле и желез­ной руде, тяжелая промышленность также развивалась весьма медленно. До 1848 г. большинство машин ввозилось в Австрию из-за границы. Угольные шахты и металлургические заводы в ог­ромном большинстве были мелкими и отсталыми в техническом отношении предприятиями, принадлежавшими главным образом помещикам-дворянам. Тем не менее производство угля и железа увеличивалось с каждым новым десятилетием.

4.Таможенная политика.

Отсталость австрийской промышлен­ности в значительной мере объяснялась реакционной политикой феодально-абсолютистского правительства, далекой от того, чтобы действительно помочь молодой австрийской буржуазии встать на ноги, хотя Габсбурги и старались в чисто податных целях поощрять развитие отечественной промышленности в не­мецкой Австрии и Чехии. В империи продолжали еще существовать различные цеховые ограничения и регламенты, за которые упорно цеплялись австрийские чиновники, воспитанные на идеях отжив­шего свой век меркантилизма. Таможенная политика задерживала экономический прогресс, поскольку барьер из высоких ввозных пошлин, введенных для пополнения казны, фактически лишал ав­стрийских фабрикантов необходимого им заграничного сырья, не давал укреплять необходимые торговые связи с соседними госу­дарствами и способствовал чудовищному развитию контрабан­ды. Австрийская империя не вошла в созданный Пруссией Тамо­женный союз из боязни конкуренции со стороны более передовой германской промышленности, и это сильно ослабляло деловые связи Австрии даже с соседними южногерманскими государства­ми.

Особенно губительна была запретительная политика прави­тельства для Венгрии и Словакии, превращенных в аграрный придаток к западным частям Габсбургской империи и почти со­вершенно отрезанных от внешнего рынка. Больше половины про­мышленной продукции западных, областей империи сбывалось в городах и селах Венгрии и Словакии, почти лишенных вследствие политики австрийского правительства собственной националь­ной индустрии.

Высокие пошлины на ввоз в Австрию металла и металличе­ских изделий, введенные с явной целью сохранения плохо обору­дованных казенных или дворянских рудников и железоделатель­ных заводов, могут служить неплохим примером того огромного вреда, который наносился всей австрийской промышленности в целом таможенной политикой правительства: изделия из ме­талла стоили в Австрии примерно в пять раз дороже, чем в Англии.

Австрийское правительство вплоть до конца 30-х годов не поощряло и строительства железных дорог. Император Франц даже признавался, что он боится, как бы при посредстве этих дорог «революция не была занесена в страну», и упорно отказы­вался утверждать представляемые ему проекты. Вследствие этого даже к 1850 г. длина железнодорожной сети в Австрийской империи лишь немногим превышала полторы тысячи километ­ров.

5. Начало рабочего движения.

Таким образом, до полного завершения в Австрии промышленного пере­ворота, начавшегося значительно позднее, чем в Англии или Франции, было еще далеко. Это сказывалось на степени разви­тия здесь классовых противоречий между буржуазией и пролетариатом — той пропасти, которая разделяла оба эти класса в Лондоне или Париже, в Габсбургской империи еще не сущест­вовало.

В Нижней Австрии и столице государства — Вене, в Чехии, Моравии и австрийской Силезии имелся налицо уже до револю­ции 1848 г. довольно многочисленный пролетариат, положение которого было не менее тяжелым, чем в других, более развитых капиталистических странах: рабочий день на венских или праж­ских фабриках достигал 14—18 часов, причем больше половины работающих были женщины или дети. Заработная плата редко превышала даже для квалифицированных рабочих жалкие 30—40 крейцеров в неделю, причем предприниматели зачастую и здесь прибегали к расплате товарами из фабричных лавок.

Переход от ручного труда к машинному производству приво­дил в Австрии к разорению большого числа ремесленников, к ни­щете, царившей в ряде промышленных районов среди рабочих, к огромной детской смертности, резкому ухудшению физического состояния беднейших слоев населения, к развитию проституции и преступности в быстро растущих крупных городах (население Вены, например, с 240 тыс. человек в 1818 г. выросло к 1846 г. до 408 тыс.; население Праги—с 80 тыс. до 115 тыс.). Двойной, а для многих трудящихся и тройной гнет феодальной и капитали­стической эксплуатации в сочетании с национальным бесправием тяжело ложился на плечи трудового народа Габсбургской им­перии.

Как и в других капиталистических странах, первые массовые выступления рабочих были направлены против машин, причем наибольший размах они приняли в июне 1844 г. в районе Праги. Отсюда волнения распространились затем на промышленные го­рода и округа Чехии и Моравии. В районе Праги рабочие выступ­ления и стачки, начавшиеся под непосредственным впечатлением известий о восстании ткачей в прусской Силезии, не прекраща­лись до конца июля и были подавлены высланными войсками, при­чем в результате столкновений были убитые и раненые. Движе­ние, однако, не прекращалось и возобновлялось снова, правда в меньших масштабах, в 1845 и 1846 гг.

В многонациональной Габсбургской монархии положение господст­вующей нации занимали австрийские немцы, составлявшие, од­нако, лишь 1/3 часть ее населения и жившие преимущественно в северо-западной части империи, 6 отличие, например, от царской России, где русское население имело абсолютное большинство и занимало центральные губернии. Национальные окраины Австрийской империи в социально-экономическом отношении во многих случаях не отставали от собственно Австрии (Чехия, например). Поэтому процесс разложения феодализма и развития капитализ­ма нес Габсбургской монархии не только укрепление ее хозяй­ственного единства, но и рост центробежных сил и стремлений. Носителями этих центробежных сил становились отдельные круп­ные национальности, формировавшиеся теперь в буржуазные на­ции. Лоскутная, составленная из унаследованных и наворован­ных клочков, австрийская монархия, эта организованная пута­ница из десятка языков и наций, явно уже в 30-х годах XIX в начинала давать трещины, несмотря на все усилия Меттерниха и других прислужников габсбургского абсолютизма. Даже сам Франц I не верил в устойчивость возглавлявшейся им самим им­перии. Но за себя после создания «Священного союза» он все же был спокоен: «Меня и Меттерниха она еще выдержит»,— гово­рил он.

1 [2] 3 4 5

скачать реферат скачать реферат

Новинки
Интересные новости


Заказ реферата
Заказать реферат
Счетчики

Rambler's Top100

Ссылки
Все права защищены © 2005-2019 textreferat.com