В нашей онлайн базе уже более 10821 рефератов!

Список разделов
Самое популярное
Новое
Поиск
Заказать реферат
Добавить реферат
В избранное
Контакты
Украинские рефераты
Статьи
От партнёров
Новости
Крупнейшая коллекция рефератов
Предлагаем вам крупнейшую коллекцию из 10821 рефератов!

Вы можете воспользоваться поиском готовых работ или же получить помощь по подготовке нового реферата практически по любому предмету. Также вы можете добавить свой реферат в базу.

Карибский кризис 1962 г. Мир на грани ядерной катастрофы

Страница 8

1. Прекращение экономической блокады и всех мер экономиче­ского давления, которые США проводят против Кубы в разных ча­стях света;

2. Прекращение всех видов подрывной деятельности, в том чис­ле заброски на остров шпионов и диверсантов с оружием;

3. Прекращение пиратских полетов над Кубой с военных баз США;

4. Прекращение нарушений воздушного и морского простран­ства республики кораблями и самолетами США;

5. Уход американцев с военной базы Гуантанамо и возвращение оккупированной ими территории Кубе.

СССР официально поддержал эти требования, но, к сожалению, они не стали основой для переговоров с американцами: США и слы­шать об этом не хотели. Так что это была программа-максимум, недостижимая на том этапе переговоров.

29 октября 1962 г. Советское правительство приняло реше­ние направить на Кубу для переговоров с руководством республики А.И.Микояна. По пути он остановился в Нью-Йорке для встречи с постоянным представителем США в ООН Эдлаем Стивенсоном и бывшим верховным комиссаром США в Германии, а в ту пору со­ветником президента по вопросам разоружения Джоном Макклоем (по поручению Кеннеди оба они вели переговоры с находившимся там заместителем министра иностранных делСССР В.В.Кузне­цовым) .

2 ноября А.И.Микоян прибыл в Гавану. За два дня до того Кубу посетил исполнявший тогда обязанности генерального се­кретаря ООН У Тан, который вел переговоры с кубинским руковод­ством и нашим посольством о порядке вывоза ракет. Мы заверили У Тана, что в кратчайший срок все 42 ракеты будут демонтирова­ны и направлены в морские порты. С кубинцами он вел перегово­ры об организации инспекции над демонтажем и вывозом ракетно­го оружия. После переговоров с У Таном Фидель Кастро в своем выступлении по телевидению 1 ноября заявил: «Мы не нарушали никакого права, не совершали никакой агрессии против кого бы то ни было. Поэтому инспекция является еще одной попыткой уни­зить нашу страну. Поэтому мы ее не принимаем». В том же выступлении кубинский руководитель коснулся отношений с Советским Союзом. Он сказал: «Нужно особенно напомнить о том, что во все трудные моменты, когда мы встречались с американской аг­рессией . мы всегда опирались на дружескую руку Советского Союза. За это мы благодарны ему, и об этом мы должны говорить во весь голос. Советские люди, которых мы видим здесь . сделали для нас очень много. Кроме того, советские военные специалисты, которые были готовы умереть вместе с нами, очень много сделали в обучении и подготовке наших вооруженных сил».

Анастасу Ивановичу предстояли нелегкие переговоры в Гаване. Ведь как бы ни были сильны аргументы в пользу спешного вы­вода ракет, все же объяснить наше одностороннее решение, без консультации с главным участником событий — Республикой Куба, было не так-то просто.

В это же время А.И.Микояну приходит телеграмма из Москвы, извещающая о кончине его жены. Данный факт снискал ему всеобщую симпатию кубинцев и, повлияв эмоционально на ход переговоров, привел к потеплению наших отношений. В тот же день Анастас Иванович получил соболезнование, подписанное всем кубинским руковод­ством. Его навестили жены руководителей республики. А вечером Фидель Кастро и все его соратники посетили особняк, где жил Микоян, и лично выразили ему глубокое сочувствие по поводу тяжкой утраты. Анастас Иванович получил сотни писем и телег­рамм от коллективов трудящихся и общественных деятелей Кубы.

И когда через день возобновились переговоры с Фиделем Кас­тро и другими кубинскими руководителями, они, особенно в первые дни, шли уже, можно сказать, в щадящем режиме. Но все-таки беседы эти продолжались с перерывами целых три недели и временами были очень трудными. Переговоры А.И.Микояна с Фиделем Кастро в Гаване и В.В.Кузнецова с представителями президента США и У Таном в Нью-Йорке постоянно координировались через Москву. Несмотря на то что в нашем проекте резолюции, представленном еще 23 октября Совету Безопасности ООН, предлагалось, чтобы США, СССР и Куба вступили в переговоры с целью нормализации обстано­вки и предотвращения военной угрозы, американская администра­ция демонстративно игнорировала Кубу и не желала вступать с ней ни в какие контакты. Делая явный расчет на унижение Кубы, Ва­шингтон хотел решать все вопросы только с Советским Союзом, без ее участия, даже те, которые прямо затрагивали ее инте­ресы. И хотя Фидель как бы негласно участвовал и в переговорах Н.С.Хрущева с Дж.Кеннеди, и позднее — через А.И.Микояна — в переговорах В.В.Кузнецова с представителями президента США, так как без его согласия невозможно было достичь каких-либо ре­зультатов, все же формально, как того и добивались американ­цы, Республика Куба была отстранена от прямого участия в этих делах. И это обстоятельство, конечно, более всего удручало ку­бинских руководителей, затрудняя и наши беседы с ними.

Главная попытка американцев унизить Кубу заключалась в том, чтобы добиться нашего согласия на инспектирование их воен­ными непосредственно на кубинской территории демонтажа и вы­воза ракет. Разумеется, мы предложили американцам решать этот вопрос с правительством Кубы, и конечно же они от это­го отказались. А Фидель сразу сказал Микояну, что Куба никог­да не допустит на свою территорию никаких инспекторских групп — ни из США, ни от ООН. Почему бы, добавил Фидель, аме­риканцам не поверить в ваше джентльменское заверение вывести ракеты, если вы сами поверили в джентльменские заверения Кенне­ди не нападать на Кубу? Да, Фидель не верил в обещания американ­цев и говорил, что любые наши уступки лишь приведут к выдвижению Вашингтоном новых требований. США, говорил он, будут ис­пользовать политику шантажа и запугиваний, ибо не понимают другого языка, кроме языка силы.

И даже когда в поисках выхода из создавшегося тупика мы высказали идею допуска инспекторов на советские суда, Фидель сказал, что это дело СССР, но что в своих территориальных водах Куба такого не позволит. Это не каприз, а защита наших суверенных прав, твердо сказал кубинский руководитель.

США еще долго продолжали настаивать на своих требованиях, но, убедившись в непреклонности Кубы, вынуждены были согласить­ся с планом погрузки незачехленных ракет на палубы советских судов и фотографирования их со своих кораблей и самолетов в международных водах.

Фидель неоднократно говорил тогда, что если мы уступим американцам в вопросах инспекции, то они пойдут дальше и по­требуют новых уступок. И надо отдать ему должное: уже в первых беседах он почти точно предсказал, с какими новыми требования­ми выступят американцы, если мы в чем-то им уступим:

1. Вы­вод бомбардировщиков Ил-28, хотя эти устаревшие самолеты и не угрожают безопасности США;

2. Вывод быстроходных торпед­ных катеров типа «Комар»;

3. Вывод нашего воинского контин­гента;

4. Включение в состав кубинского правительства изгнан­ных революцией и окопавшихся в Майами буржуазных полити­канов.

Тогда казалось, что Фидель слишком преувеличивает опас­ность, ибо многие полагали, что США, напуганные кризисом, удовле­творятся разумным компромиссом и не будут обострять обстанов­ку. Но кубинский руководитель оказался прав. В течение первых двух недель переговоров американцы действительно выставили од­но за другим почти все предвиденные Фиделем требования. Лишь на домогательство включить в правительство республики эмиг­рантское отребье они не осмелились, поняв, что это может привес­ти к срыву переговоров.

Говорят, когда Хрущев распорядился вывезти ракеты, он натолкнулся на резкую реакцию Кастро. В узком кругу Фидель не стеснялся в выборе выражений в адрес Хрущева: «Сукин сын! Негодяй! Задница!» Будто бы в пароксизме гнева он разбил зеркало и швырял стаканы. Хрущев в мемуарах отмечал, что Кастро рассчитывал на «превентивный» удар СССР по США. В итоге, несмотря на длительное сопротивление кубинских то­варищей, нам все же пришлось согласиться с американцами на вы­вод самолетов Ил-28 и торпедных катеров. Была достигнута догово­ренность об оставлении на Кубе военного соединения, которое могло бы оказывать кубинцам помощь в овладении советской военной техникой.

1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10

скачать реферат скачать реферат

Новинки
Интересные новости


Заказ реферата
Заказать реферат
Счетчики

Rambler's Top100

Ссылки
Все права защищены © 2005-2020 textreferat.com