В нашей онлайн базе уже более 10821 рефератов!

Список разделов
Самое популярное
Новое
Поиск
Заказать реферат
Добавить реферат
В избранное
Контакты
Украинские рефераты
Статьи
От партнёров
Новости
Крупнейшая коллекция рефератов
Предлагаем вам крупнейшую коллекцию из 10821 рефератов!

Вы можете воспользоваться поиском готовых работ или же получить помощь по подготовке нового реферата практически по любому предмету. Также вы можете добавить свой реферат в базу.

Обман в нашей жизни. Использование индивидуальных личностных особенностей

Страница 8

Другой арабский писатель, Ибн-ад-Дая, писал в своих «Греческих за­ветах»: «Остерегайся людей больше, чем надейся на них, берегись их боль­ше, чем доверяй им».

Пророк Мухаммед писал: «Прибе­гайте к сохранению тайны, если хо­тите исполнения ваших нужд. Ведь завидуют всякому, обладающему каким-то благом».

В старинной арабской рукописи, которая хранится в Парижской биб­лиотеке и авторство которой без до­статочных оснований приписывают известному мудрецу Востока Аль-Маварди, говорится: «Нет ничего более успешного в осуществлении хитрос­тей и более способствующего использованию удобных случаев, чем сохранение тайны».

Вернемся, однако, к «Карманному оракулу» Бальтасара Грасиана. Тре­тье качество — умение разбираться в людях, которое является полуискус­ством- полунаукой, которую следует осваивать всю жизнь, если не хо­чешь оказаться в дураках. К настоя­щему времени написаны сотни книг по практической психологии, созда­ны тысячи тестов, позволяющих оп­ределить особенности личности че­ловека, но для большинства людей чужая психика остается тайной за семью печатями. В школах нам пре­подают множество ненужных наук, заставляют зубрить геометрию, хи­мию, географию и астрономию, вмес­те с тем выпуская в жизнь беззащит­ными против искусного обмана.

Во времена Бальтасара Грасиана психология еще не существовала как наука, но мудрый иезуит уже тогда советовал своим читателям больше времени уделять изучению людей, а не вещей:

«Не обманывайся в людях, — со­ветует Бальтасар Грасиан. — Этот род заблуждения самый опасный и самый обычный. Лучше обмануться в цене, чем в товаре, а уж тут-то осо­бенно важно видеть насквозь. Пони­мать жизнь и разбираться в людях — далеко не одно и то же.

Великая премудрость — постигать характеры и улавливать настроения. Людей столь же необходимо изучать, как книги».

Ну и, наконец, четвертое, но от­нюдь не последнее в плане профи­лактики обмана, как сказали бы се­годня психологи, соответствующее ролевое поведение:

«Не слыви человеком с хитрецой — хоть ныне без нее не проживешь. Слыви лучше осторожным, нежели хитрым. Искренность всем приятна, хотя каждому угодна вчуже. Будь с виду простодушен, но не простоват, проницателен, но не хитер. Лучше, чтоб тебя почитали как человека бла­горазумного, нежели опасались как двуличного. Искренних любят, но обманывают. Величайшая хитрость — скрывать хитрость, ибо ее приравни­вают к лживости. В золотом веке царило прямодушие, в нашем, же­лезном, — криводушие. Слава рассу­дительного почтенна и внушает дове­рие, слава хитреца сомнительна и порождает опасения».

Плохо быть обманутым, но не менее тяжело всюду видеть обман, ожидать его, быть постоянно на­стороже. Такое состояние, если оно длится постоянно, способно нарушить нервную систему любого человека. Примером такого существования, проходившего в вечном ожидании предательства и измены, может слу­жить жизнь русского царя Ивана Ва­сильевича, за свою патологическую жестокость названного современни­ками «Грозным».

Историк В. Ключевский — один из лучших знатоков и описателей ха­рактеров русских царей, которого по праву зовут «российским Плутархом», дал блестящий психологический ана­лиз духовной эволюции Ивана Васи­льевича с детства до конца его жут­кого правления. Он пишет:

«Как все люди, выросшие среди чужих, без отцовского призора и ма­теринского привета, Иван рано ус­воил себе привычку ходить оглядываясь и прислушиваясь. Это развило в нем подозрительность, которая с летами превратилась в глубокое не­доверие к людям».

Как отмечает Ключевский, этому во многом способствовала атмосфе­ра лицемерия и двуличия, которой была пропитана жизнь Кремля. Впос­ледствии в письмах к князю Курб­скому сам Иван Васильевич писал, что его плохо кормили и одевали, а бояре стесняли во всем, не давая воли, вспоминая о его царском про­исхождении только в дни торжественньк праздников. В такие моменты отношение к молодому царю резко менялось: его приближенные, еще вчера пренебрегавшие юным госуда­рем, на людях изъявляли ему при­творную почтительность и покор­ность. Конечно же, такое двуличие оставляло сильный след в душе бу­дущего правителя России, застав­ляя его сомневаться в искренности людей. Ключевский пишет, что «его лас­кали как государя и обижали как ре­бенка. Но в обстановке, в какой шло его детство, он не всегда мог тотчас и прямо обнаружить чувство досады и злости, сорвать сердце. Эта необ­ходимость сдерживаться, дуться в рукав, глотать слезы питала в нем раздражительность и затаенное молчаливое озлобление против людей, злость со стиснутыми зубами . Вечно тревожный и подозрительный, Иван рано привык думать, что окружен только врагами, и воспитал в себе печальную наклонность высматри­вать, как плетется вокруг него бес­конечная сеть козней, которою, чу­дилось ему, стараются опутать его со всех сторон. Это заставило его по­стоянно держаться настороже; мысль, что вот-вот из-за угла на него бросит­ся недруг, стала привычным, ежеми­нутным его ожиданием».

Однако парадокс заключается в том, что человек не может жить, ок­руженный только врагами, и для от­дохновения своей измученной веч­ным ожиданием зла души он должен придумывать себе «друзей», на кото­рых может положиться. Конечно же, возле любого, хоть и трижды подо­зрительного диктатора всегда нахо­дились люди, готовые представить властителю доказательства своей без­мерной преданности. И такие при­дворные становились любимчиками, для которых крайняя подозритель­ность к остальным людям оборачи­валась такой же глубокой доверчивос­тью и благорасположением. Такими приближенными для Ивана Грозно­го были Сильвестр, Адашев, а потом и Малюта Скуратов.

Василий Ключевский пишет: «В каждом встречном он прежде всего видел врага. Всего труднее было приобрести его доверие. Для этого таким людям надобно ежеминутно давать чувствовать, что их любят и уважают, всецело им преданны, и кому удавалось уверить в этом царя Ивана, тот пользовался его доверием до излишества».Вывод из этого исторического при­мера в общем-то достаточно бана­лен: обмануть можно любого, даже самого недоверчивого и подозри­тельного человека, если дать ему то, чего ему отчаянно не хватает. А не хватает подозрительным людям чув­ства доверия и ощущения безопас­ности. Таким образом, предоставляя диктаторам доказательства своей исключительной преданности, как рыбы-прилипалы возле беспощадных акул, прекрасно существовали при Сталине — Берия, при Гроз­ном — Скуратов, при батьке Махно — палач Кийко.

Психологический механизм тако­го удивительного сочетания крайней подозрительности с поразительной доверчивостью основан на «законе маятника», который является уни­версальным принципом функцио­нирования физиологических систем человека. Если мы рассмотрим строение мозга человека, то обнаружим там парные ядра, управляющие взаимно противоположными процессами. На­пример, в продолговатом мозгу есть центр вдоха и центр выдоха, в про­межуточном — центры голода и на­сыщения, повышения и понижения температуры. Есть там центры «ада» и «рая», возбуждение которых при­водит к ощущению внеземного бла­женства или же вызывает столь силь­ную депрессию, при которой «хоть в петлю лезь» . Длительное раздраже­ние одного такого центра автомати­чески вызывает повышение тонуса его антагониста. Поэтому после вдоха неизбежно следует выдох, охлажде­ние тела закономерно включает ме­ханизмы «самоподогрева», а экстаз небывалого счастья впоследствии оборачивается приступами отврати­тельного настроения. Особенно явно это проявляется при непосредствен­ном раздражении таких центров (у наркоманов, например), хотя в более ослабленном виде с таким явлением сталкивался любой рядовой потре­битель спиртных напитков, наблю­давший неизбежную смену эйфории при алкогольном опьянении непри­ятными ощущениями, обычно сопро­вождающими похмельный синдром.

При этом каждый может подтвер­дить, что чем лучше было настроение накануне, тем хуже оно будет на сле­дующее утро.

По-видимому, нечто похожее про­исходит и с чувством доверия. Чем больше не доверяет человек окружа­ющим, тем больше испытывает он потребность доверять хоть кому-ни­будь. И, как правило, такой «хоть кто-нибудь» обязательно находится.

1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

скачать реферат скачать реферат

Новинки
Интересные новости


Заказ реферата
Заказать реферат
Счетчики

Rambler's Top100

Ссылки
Все права защищены © 2005-2019 textreferat.com