В нашей онлайн базе уже более 10821 рефератов!

Список разделов
Самое популярное
Новое
Поиск
Заказать реферат
Добавить реферат
В избранное
Контакты
Украинские рефераты
Статьи
От партнёров
Новости
Крупнейшая коллекция рефератов
Предлагаем вам крупнейшую коллекцию из 10821 рефератов!

Вы можете воспользоваться поиском готовых работ или же получить помощь по подготовке нового реферата практически по любому предмету. Также вы можете добавить свой реферат в базу.

Обман в нашей жизни. Использование индивидуальных личностных особенностей

Страница 16

Иллюстрацией обстановки всеоб­щей подозрительности, поисков ми-фических «врагов народа» и тоталь­ного террора может служить эпизод с убийством С. М. Кирова — весьма популярного политического деяте­ля 30-х годов, а значит, главного конкурента Сталина в борьбе за еди­ноличную власть. Как любое значи­тельное событие в жизни страны, оно породило массу комментариев, слухов и даже анекдотов, дающих представление об умонастроениях людей в то время. Вот один из анек­дотов:

СССР. Тридцатые годы. Идет митинг. На сцену выходят Сталин и Берия. Сталин говорит тихим, пе­чальным голосом:

— У нас в стране большой траур — убили товарища Кирова. В зале не все расслышали:

— Кого убили?

— Убили товарища Кирова. Из зала снова:

— Кого убили? Берия не выдерживает:

— Кого надо, того и убили. Это анекдот, реальность же была более темной и запутанной. До сих пор все подробности этой трагедии до конца не раскрыты. Вот что пишет А. Орлов в своей книге «Тайная ис­тория сталинских преступлений»:

«После убийства С. М. Кирова в первом же правительственном заяв­лении утверждалось, что убийца Ки­рова — один из белогвардейских террористов, которые якобы прони­кают в СССР из Финляндии и Польши. Несколькими днями позже советские газеты сообщили, что ор­ганами НКВД поймано и расстреля­но 104 террориста-белогвардейца. Газетами начата бурная кампания против «окопавшихся на Западе» бе­логвардейских организаций, которые, дескать, уже не впервые посы­лают своих эмиссаров в Советский Союз с целью совершения террорис­тических актов. Столь определенные заявления, особенно казнь 104 бело­гвардейских террористов, заставля­ли думать, что участие русских эми­грантских организаций в убийстве Кирова полностью установлено след­ственными органами.

Однако на 16-й день после убий­ства (как по мановению волшебной палочки) картина полностью изме­нилась. Новая версия, появившаяся в советских газетах, возложила от­ветственность за убийство Кирова уже на троцкистско-зиновьевскую оппозицию. В один и тот же день, словно по команде, газеты открьити ожесточенную кампанию против ли­деров этой, уже отошедшей в про­шлое, оппозиции. Зиновьев, Каменев и другие бывшие оппозиционеры были арестованы. Итак, на протяже­нии немногим более двух недель со­ветское правительство опубликовало две противоположные версии-

Естественно, советские граждане с нетерпением ожидали судебного процесса, надеясь услышать, что ска­жет на суде сам убийца Николаев. Однако им не суждено было этого знать. 28 декабря (убийство совер­шено 1 декабря) было официально опубликовано обвинительное заклю­чение, где утверждалось, что Нико­лаев и 13 других лиц являлись участ­никами заговора, что все 14 были приговорены к смертной казни на закрытом судебном заседании и при­говор приведен в исполнение. Ни в обвинительном заключении, ни в тексте приговора ни словом не упо­миналось о какой-либо причастнос­ти Зиновьева и Каменева к убийству Кирова».

Особое положение в истории по­литического обмана занимают про­вокаторы, среди которых попадались поистине великие злодеи, оставив­шие свой кровавый след в русской истории. К таким «злым гениям» можно по праву отнести Авефа, Га-пона и Малиновского, у

Сам по себе метод провокации — особый род изощренного обмана, когда его организатор подталкивает, подстрекает свою жертву к поступ­кам, имеющим для нее весьма не­благоприятные последствия.

Искусство провокации было под­нято на небывалую дотоле высоту шефом Московского охранного от­деления Зубатовым. Свою организа­цию он с гордостью именовал «по­лицейской академией». Его ученик, впоследствии начальник царской охраны А. И. Спиридович, писал:

«Зубатов сумел поставить внут­реннюю агентуру на редкую высо­ту. Осведомленность отделения была изумительна. Его имя сделалось нарицательным и ненавистным в ре­волюционных кругах. Москву счи­тали ^гнездом «провокации». Зани­маться в Москве революционным делом считалось безнадежным». В итог4 многие активные деятели ре­волюционного движения на поверку оказывались сотрудниками охран­ного отделения.

Например, поп Гапон в 1905 году спровоцировал шествие рабочих к Зимнему дворцу, которое было рас­стреляно царскими войсками. В то же время он уже состоял в рядах цар­ской тайной полиции и получал от нее вознаграждение. Гапон одновре­менно служил царской охранке и ре­волюционному движению, получая материальное вознаграждение одно­временно из обоих источников. Нотакие игры плохо кончаются. Когда Гапон попытался завербовать эсеров­ского боевика Рутенберга, уже пред­упрежденного Азефом, он был разо­блачен и повешен.

Газета «Русское слово» в заметке «Вождь [ирода» так подвела итог его деятельности: «Умер большой коме­диант, красивый лжец, обаятельный пустоцвет . Жизнь его обманула, по­тому что он всегда ее обманывал». I В книге В. М. Жухрая «Тайны царской охранки: авантюристы и провокаторы» дано подробное опи­сание деятельности многих прово­каторов русского революционного движения. Перечисляя имена тай­ных агентов царской охранки, автор пишет, что «самой колоритной и в то же время противоречивой фигурой был Азеф, которого впоследствии называли «королем провокаторов». С одной стороны, это был человек, организовавший ряд успешных тер­рористических актов против цар­ских сановников, с другой — преда­тель, отправивший на виселицу и каторгу своих боевых товарищей».

Особенность Азефа состояла в том, что на протяжении многих лет он вед «свою игру», сообщая своим шефам из охранного отделения только то, что считал нужным. Они платили ему приличное вознаграждение, не догадываясь, что именно он возглав­ляет боевую организацию эсеров­ской партии и лично организует по­кушения на царских сановников. Таким образом, для революционеров он был смелым героем, безжалостно уничтожавшим царских вельмож, а для тайной полиции — ценным со­трудником, помогающим сохранять жизни этим же вельможам. Под его руководством были убиты министр внутренних дел Плеве и великий князь Сергей Александрович, дядя царя, и благодаря его же содействию были предотвращены покушения на генерала Трепова, великого князя Владимира Александровича и само­го Николая II.

Начальник царской охраны Спи-ридович дал такую характеристику Азефу:

«Азеф — это беспринципный и корыстолюбивый эгоист, работав­ший на пользу иногда правительст­ва, иногда революции; изменявший и одной, и другой стороне в зависи­мости от момента и личной пользы;

действовавший не только как осве­домитель правительства, но и как провокатор в действительном значе­нии этого слова, то есть самолично учинявший преступления и выда­вавший их затем частично прави­тельству корысти ради». /' / Но работа провокаторов весьмаопасна и не гарантирована от прова­ла. Причем чаще всего провокаторов подводят «свои» же. Азефа выдал бывший директор департамента по­лиции А. Лопухин, в общем-то слу­чайный человек в тайной полиции, не признававший провокацию мето­дом честной работы. Он рассказал об Азефе журналисту Бурцеву, от ко­торого все стало известно революци­онерам. Те установили слежку за своим товарищем, в результате были установлены его контакты с поли­цией. Но для Азефа еще оставался шанс выжить. Не надо забывать, что тайные общества в те времена жили по романтическим законам XIX века, где понятия чести, долга и данного слова еще что-то стоили. Поэтому когда три эсера пришли к Азефу с требованием рассказать о своей служ­бе в полиции, тот почти сумел оп­равдаться. Вот что пишет В. Жухрай об этом эпизоде:

«Он убеждал в своей невиновнос­ти так красноречиво, столь умело оправдывался, приводя конкретные факты из своей жизни, что Чернов, Савинков и Бердо заколебались. Ци­ничный лицемер и весьма неплохой актер мелодраматического толка, Азеф не раз прибегал к подобного рода приемам. Однажды, слушая рас­сказ эсеровского боевика о его стра­даниях на сахалинской каторге, Азеф безутешно плакал, хотя именно он и отправил его на каторгу.

На этот раз Азеф допустил роко­вую ошибку. Когда его спросили, зачем он ездил в Петербург, заходил к Лопухину и в петроградскую ох­ранку, он начал отрицать эти факты. В доказательство предъявил счета за проживание именно в это время в берлинских отелях». Но так как у боевиков были сви­детели этих визитов, их подозрения переросли в уверенность. Однако они все-таки решили проверить бер­линские счета и дали провокатору отсрочку до следующего дня. Есте­ственно, что Азеф воспользовался шансом и удрал в Кельн.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22

скачать реферат скачать реферат

Новинки
Интересные новости


Заказ реферата
Заказать реферат
Счетчики

Rambler's Top100

Ссылки
Все права защищены © 2005-2019 textreferat.com