В нашей онлайн базе уже более 10821 рефератов!

Список разделов
Самое популярное
Новое
Поиск
Заказать реферат
Добавить реферат
В избранное
Контакты
Украинские рефераты
Статьи
От партнёров
Новости
Крупнейшая коллекция рефератов
Предлагаем вам крупнейшую коллекцию из 10821 рефератов!

Вы можете воспользоваться поиском готовых работ или же получить помощь по подготовке нового реферата практически по любому предмету. Также вы можете добавить свой реферат в базу.

Обман в нашей жизни. Использование индивидуальных личностных особенностей

Страница 13

Происхождение и настоящее имя Лжедмитрия до сих пор окутано по­кровом тайны. Версия Годунова о том, что под этим именем скрывался беглый монах Гришка Отрепьев, была создана только для того, чтобы опорочить претендента на царский престол, и впоследствии была опро­вергнута большинством историков. Беглый монах Гришка Отрепьев и царь Лжедмитрии — два разных лица. С другой стороны, мало кто верил, что самозванец действитель­но был Дмитрием — спасшимся в Угличе от ножа наемного убийцы сыном Ивана Грозного. Вокруг лич­ности данного человека возникло множество легенд и предположений, ни одна из которых не давала четко­го ответа на все вопросы. После по­сещения дома Марины Мнишек в Кракове я заинтересовался этой ис­торией, весьма скупо освещенной в наших учебниках, и решил узнать побольше о человеке, обманом за­хватившем русский трон и ввергнув­шем мою страну в Смутное время. Кое-какие сведения о Лжедмитрии мне удалось обнаружить в Краков­ском музее, но самый интересный материал я нашел в статьях историка В. Русакова, опубликованных в жур-нале «Живописная Россия» за 1902 год.

Оказывается, существует весьма правдоподобная версия, что Лже­дмитрий был незаконнорожденным сыном польского короля Стефана Батория. В. Русаков приводит ряд доводов в пользу данной гипотезы. В частности, он ссылается на С. М. Со­ловьева, «который полагал, что Само­званец, не будучи настоящим Дмит­рием, все же не был и сознательным обманщиком, но обманут был сам и верил в свое царственное происхож­дение, в котором уверили его другие:

бояре и враги Годуновых. Свое мне­ние Соловьев подкрепил указанием на то, что если бы Самозванец знал о своем обмане, то не действовал бы с такой уверенностью в своих пра­вах. Подобное же мнение высказы­вает и Костомаров. К их мнению присоединяется и профессор Плато­нов, принимая за наиболее верное то, что Лжедмитрий верил в свое царственное происхождение и что он свое восшествие на престол счи-тал делом вполне справедливым и честным. По мнению же профессора Голубовского, вся жизнь Лжедмит­рия, все его действия, и как госуда­ря, и как человека, свидетельству­ют о его искреннем убеждении в своем царственном происхождении;

он верил, что он царский потомок». Польский историк Александр Гирш-берг также считает, что самоуверен­ность Дмитрия могла быть результа­том только глубокого убеждения в его высоком происхождении.

В. Русаков приводит следующую возможную версию событий тех лет. Лжедмитрий, будучи непризнанным и тайным сыном короля Батория, воспитывался матерью — дочерью управляющего замком, в которую в свое время без памяти влюбился ко­роль. Мать не чаяла в нем души и, хотя тщательно скрывала перед ним его происхождение, часто напоми­нала ему, что он не простой человек и что в жилах его течет царская кровь. После смерти короля, а впос­ледствии и матери мальчик-сирота отправился странствовать по поль­ской земле, а потом и по России. Во время своих странствований юноша узнал историю об убийстве в Угличе царевича Дмитрия и о его якобы чу­десном спасении. Ибо в те времена в народе упорно циркулировали слухи, что не царевич пал от ножа убийц, а вместо него убит другой. Вся эта ин­формация наложилась на воспоми­нания детства и туманные намеки матери о более высоком его предна­значении. Возникла мысль: «Не я ли царевич Дмитрий?»

А потом на его беду оказалось, что очень многие люди (от польских панов до недовольных Годуновым русских бояр) увидели для себя не­плохую возможность погреть рукина этой авантюре и стали разжигать в Самозванце несбыточные планы возвращения русского престола. Не последнюю роль в этом сыграл и монах Григорий Отрепьев, имя ко­торого хотели навесить на Лже­дмитрия. Эту версию подтверждает и современник тех событий немец Конрад Буссов, автор «Летописи мос­ковской о важнейших событиях рус­ской истории с 1584 по 1612 годы». Таким образом, психологическая картина обмана видится несколько по-другому, чем это трактуют учебни­ки истории: это был не обман одним человеком (Самозванцем) многих, а комбинация спровоцированного рассказами матери самообмана Лже­дмитрия и обмана, сознательно распространяемого сподвижниками Самозванца, использовавшими его в своих корыстных целях.

ПОЛИТИКА

Упоминаю об этом с един­ственной целью — предупре­дить: не верьте ничему или почти ничему из того, что пишется про внутренние дела в правительственном лагере. Из каких бы источников ни исходили подобные сведения, они остаются пропагандой, подчиненной целям той или иной партии, — иначе ска­зать, ложью.

Дж. Оруэлл

_В обыденном сознании люден давно уже сформировалось мнение, что политика — достаточно грязное дело, ибо для достижения своих целей люди, ею занимающиеся, не брезгуют никакими средствами, среди которых ложь и обман — еще не самые отвратительные. Если в от­ношениях между двумя людьми еще действует английская пословица «Честность — лучшая политика», то, управляя миллионами, о ней забы­вают. На это давно обратили внима­ние мудрецы и философы. Так, Пла­тон в своем трактате о Совершенном Государстве писал, что правители его могут «прибегать ко лжи и обману ради пользы тех, кто им подвластен. Ведь мы уже говорили, что подоб­ные вещи полезны в виде лечебного средства».

Позже эту мысль еще четче сфор­мулировал Никколо Макиавелли, от которого пошло понятие «макиавел­лизм». Оно употребляется для харак­теристики образа действий челове­ка, принципом поведения которого является использование любых, в том числе и аморальных, средств (лжи, клеветы, жестокости и т. п.) для до­стижения преследуемых им целей. В своем знаменитом трактате «Госу-дарь» Макиавелли обосновал допус­тимость игнорирования в политике законов нравственности во имя ве­ликих целей. В арсенал возможных с его точки зрения средств могут вхо­дить «хорошо применяемые жесто­кости», способность политика «быть великим притворщиком и лицеме­ром», побеждать врагов «силой и об­маном», умение правителя внушать подданным «любовь и страх», заста­вить силой народ верить в то, что не отвечает его убеждениям, и так далее. Он писал: «Родину надо защищать средствами славными или позорны­ми, лишь бы защищать ее хорошо».

В XX веке этой концепции при­держивался Уинстон Черчилль. Он говорил: «Политика — не игра. Это серьезное занятие», подтверждая этим, что там не место сантиментам.

То, что политика построена на лжи и обмане, русские поняли в на­чале XVIII века, когда Петр I впе­рвые попытался стать полноправным участником тогдашней европейской политики. Привыкшие к «честному слову» и верности взятым на себя обязательствам, петровские дипло­маты были поражены двуличностью и увертливостью европейских госу­дарственных деятелей, поднаторев­ших за многие века в искусстве поли­тической интриги. Вот как описывает А. Толстой в романе «Петр I» зна­комство русского посольства с обы­чаями королевских дворов того вре­мени:

«Таких увертливых людей и лгу­нов, как при цезарском дворе в Вене, русские не видали отроду . Петра приняли с почетом, но как частного человека. Леопольд любезно назы­вал его братом, но с глазу на глаз, и на свидания приходил инкогнито, по вечерам, в полумаске. Канцлер в разговорах насчет мира с Турцией во всем соглашался, ничего не отрицал, все обещал, но когда дело доходило до решения, увертывался, как намы­ленный».

Вышеприведенная цитата отно­сится к так называемой внешней по­литике, однако существует еще по­литика внутренняя, определяющая взаимоотношения правительства исвоего народа. Здесь дела обстоят еще более сурово. Со своими граж­данами, как правило, руководство страны поступает более бесцеремон­но, чем с соседними государствами, объясняя это весьма расплывчатым термином «государственные инте­ресы».

Как говорил Артур Шопенгауэр, «государство — не что иное, как на­мордник для усмирения плотоядно­го животного, называющегося чело­веком, для придания ему отчасти травоядного характера».

Правда, при различных формах по­литического управления жесткость, с Которой манипулируют людьми, может меняться в значительных пре­делах. То, что допустимо в демокра­тических государствах, не разреша­ется в тоталитарных.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22

скачать реферат скачать реферат

Новинки
Интересные новости


Заказ реферата
Заказать реферат
Счетчики

Rambler's Top100

Ссылки
Все права защищены © 2005-2019 textreferat.com