В нашей онлайн базе уже более 10821 рефератов!

Список разделов
Самое популярное
Новое
Поиск
Заказать реферат
Добавить реферат
В избранное
Контакты
Украинские рефераты
Статьи
От партнёров
Новости
Крупнейшая коллекция рефератов
Предлагаем вам крупнейшую коллекцию из 10821 рефератов!

Вы можете воспользоваться поиском готовых работ или же получить помощь по подготовке нового реферата практически по любому предмету. Также вы можете добавить свой реферат в базу.

Обман в нашей жизни. Использование индивидуальных личностных особенностей

Страница 11

Тем не менее большевистские ру­ководители неоднократно отрицали убийство всей царской семьи — вна-чале Георгий Чичерин, затем Мак­сим Литвинов, работавший в том же министерстве и впоследствии став­ший преемником Чичерина, — в спе­циальном заявлении от 17.12.1918 г., о чем сообщила газета «Сан-Фран­циско санди кроникл». Однако . самое подробное заявление содер­жалось в интервью Чичерина газете «Чикаго трибюн» на конференции в Генуе и было воспроизведено в газе­те «Тайме» от 25.04.1922 г.:

«Вопрос. Приказало ли Советское правительство убить дочерей царя или дало на это разрешение, а если нет, то были ли наказаны виновные?

Ответ. Судьба царских дочерей мне в настоящее время неизвестна. Я читал в печати, что они находятся s Америке. Царь был казнен мест­ным Советом. Центральное прави­тельство об этом ничего предвари­тельно не зналоУЭто произошло перед тем, как данный район был за­хвачен чехословаками. Был раскрыт заговор, направленный на освобож­дение царя и его семьи для отправки чехословакам. Позже, когда Цент­ральный Комитет получил инфор­мацию по существу фактов этого дела, он одобрил казнь царя. Ника­ких указаний о дочерях не было. Так как из-за оккупации этой зоны чехо­словаками связь с Москвой была пре­рвана, обстоятельства данного дела не были выяснены».

Но вот другое свидетельство. Лев Троцкий писал в своем «Дневнике»:

«Я прибыл в Москву с фронта после падения Екатеринбурга. Разго­варивая со Свердловым, я спросил:

— Где теперь царь?

— С ним все кончено.

— А где семья?

— Семью постигло то же.

— Всех их? — спросил я удивленно.

— Всех, — ответил Свердлов.

— Кто принял решение?

— Мы решили это здесь. .Ильич считал, что нам нельзя оставлять им живого знамени, особенно в наших трудных условиях» («Огонек», № 22, 1990).

Известный французский историк Марк Ферро написал весьма инте­ресную книгу «Как рассказывают историю детям в разных странах мира», в которой убедительно пока­зал, до какой степени может менять­ся трактовка исторических событий в зависимости от взглядов и полити­ческих интересов руководства той или иной страны.

Сравнивая учебники истории длякитайских ребят, живущих в Пекине (КНР) и Тайбэе (Тайвань), Марк Ферро показывает, как ощутимо раз­нится китайская история при раз­ных толкованиях. Если тайбэйские школьники прекрасно разбираются в хитросплетениях династий китай­ских царей, почитают Конфуция и осуждают Чингисхана, то пекинские школьники знают все о крестьян­ских восстаниях и классовой борьбе, считая Чингисхана не жестоким за­хватчиком, а объединителем монго­лов и Китая, который нес Западу до­стижения китайской культуры.

И такой избирательный подход характерен не только для китайцев. Турецкие историки, например, со-вершенно «забыли» о беспрецедент­ном геноциде против армянского народа 1915 года, когда в одночасье было истреблено более миллиона армян, проживающих на территории Турции. Эта бесчеловечная акция сознательно утаивается от народа в течение десятилетий, представляя собой типичный образец «лжи по умолчанию».

ГМарк ферро приводит в своей книге многочисленные свидетельст­ва манипулирования историей, кото­рые имеют место в системе школь­ного образования многих стран, а затем, превращаясь в устойчивые сте­реотипы мышления, попадают в на­циональное сознание и закрепляют­ся там.

Например, он пишет, как меня­лись учебники истории в польских школах. Ферро отмечает, что после присоединения Польши к социалис­тическому лагерю из школьных учебников стали постепенно исче­зать описания многолетних кон­фликтов поляков и русских, которые во многом определяли реальную ис­торию двух стран. Врагами Польши изображались немцы и шведы, и практически ничего не было напи­сано про разделы Польши и много­численные антирусские восстания. По мере развития «социалистической интеграции» соответственно коррек­тировались и школьные учебники. В учебнике 1968 года еще было упоми­нание о кровавом штурме пригорода Варшавы — Праги — войсками Су­ворова; в учебнике 1976 года слова «устроил резню ее жителей» заме­нили на «Суворов провел заключи­тельный штурм», а в учебнике 1979 года это событие вообще испари­лось. Вместо этого там писали, как генерал Пилсудский «расправился срабочими Праги». С одной стороны, непонятно: Суворов брал штурмом Прагу в 1795 году, а Пилсудский — в 1926-м. Это явно неадекватная заме­на. Но на самом деле авторы учебни­ков (вернее, их заказчики) ставили вполне определенные цели: в памя­ти людей события в Праге должны были связываться не с Суворовым, а с Пилсудским. Русские оказывались как бы в стороне.

В настоящее время ситуация кар­динально изменилась. Русские снова стали врагами, а маятник школьной истории вновь сделал резкую от­машку вправо, проскочив «момент истины». Если в 70-х годах политика России всячески обелялась и подчи­щалась, то в 90-е годы она заведомо очерняется. А польские дети вынуж­дены вновь поглощать ложь, только другого рода, но от этого не становя­щуюся более близкой к истине.

Как тут не вспомнить сатирическое четверостишие В. Денисова-Мель­никова «Голая правда»:

Как ее насиловали в школах, Продолжают в вузах издеваться. Правда потому и ходит голая, Что не успевает одеваться .

В публицистической статье «Вспо­миная войну в Испании», Джордж Оруэлл, автор знаменитого романа-антиутопии «1984», писал: « .я уви­дел, как историю пишут исходя не из того, что происходило, а из того, что должно было происходить со­гласно различным партийным «док­тринам».

Знаю, распространен взгляд, что всякая принятая история непремен­но лжет. Готов согласиться, что ис­тория большей частью неточна и не­объективна, но особая мета нашей эпохи — отказ от самой идеи, что возможна история, которая правди-ва. В прошлом врали намеренно или подсознательно, пропускали собы­тия через призму своих пристрастий или стремились установить истину, хорошо понимая, что при этом не обойтись без многочисленных оши­бок, но, во всяком случае, верили, что есть «факты», которые более или менее возможно отыскать. И дейст­вительно, всегда накапливалось до­статочно фактов, не оспариваемых почти никем. Откройте Британскую энциклопедию и прочтите в ней о последней войне — вы увидите, что немало материалов позаимствовано из немецких источников. Историк-немец основательно разойдется с английским историком по многим пунктам, и все же останется массив, так сказать, нейтральных фактов, насчет которых никто и не будет по­лемизировать всерьез. Тоталитаризм уничтожает эту возможность согла­сия, основывающегося на том, что все люди принадлежат к одному и тому же биологическому виду. На­цистская доктрина особенно упорно отрицает существование этого вида единства. Скажем, нет просто науки. Есть «немецкая наука», «еврейская наука» и так далее. Все такие рас­суждения конечной целью имеют оправдание кошмарного порядка, при котором Вождь или правящая клика определяют не только буду­щее, но и прошлое. Если Вождь за­являет, что «такого-то события ни­когда не было», значит, его не было. Если он думает, что дважды два пять, значит, так и есть. Реальность этой перспективы страшит меня больше, чем бомбы, а ведь перспектива не выдумана, коли вспомнить, что нам довелось наблюдать в последние не­сколько лет».

Надо честно признаться, что рас-сятся и к советской, исторической науке. Только там во главу угла был поставлен не расовый, а классовый подход, что, впрочем, оказалось не­существенным — и в том, и другом случае в учебниках оставались толь­ко те факты, которые благополучно вписывались в господствующие док­трины. Как говорится, «если факты не укладываются в теорию, то тем хуже для них». Примером такого вольного толкования исторических событий является роль Троцкого в истории Советской России. Он, как летучий голландец, то появлялся в учебниках, то исчезал из них. Его роль как одного из главных вождей Октябрьской революции и организа­тора Красной Армии тщательно за­малчивалась, более того, в конце концов он просто «выпало из исто­рии страны, оставшись там только как один из многих организаторов оппозиционного движения' В пери­од с 30-х до 50-х годов надо всеми участниками исторических событий, как гигант над пигмеями, царил Иосиф Сталин. Спустя двадцать лет после его смерти вдруг оказалось, что подъем целины, восстановление народного хозяйства и оборона Кав­каза — дело рук полковника-полит­рука с пышными бровями. Генсеки, правившие страной после Леонида Брежнева, жили слишком мало, чтобы серьезно подкорректировать историю СССР по своему желанию. Правда, сразу же после воцарения Андропова в народе появился анек­дот, что «Политиздат» срочно гото­вит к выпуску книгу «Белая земля» по аналогии с «Малой землей», в ко­торой должен быть отражен гигантскип вклад бывшего шефа КГБ в раз­гром фашистов в северной Карелии.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

скачать реферат скачать реферат

Новинки
Интересные новости


Заказ реферата
Заказать реферат
Счетчики

Rambler's Top100

Ссылки
Все права защищены © 2005-2019 textreferat.com