В нашей онлайн базе уже более 10821 рефератов!

Список разделов
Самое популярное
Новое
Поиск
Заказать реферат
Добавить реферат
В избранное
Контакты
Украинские рефераты
Статьи
От партнёров
Новости
Крупнейшая коллекция рефератов
Предлагаем вам крупнейшую коллекцию из 10821 рефератов!

Вы можете воспользоваться поиском готовых работ или же получить помощь по подготовке нового реферата практически по любому предмету. Также вы можете добавить свой реферат в базу.

Александр Блок. Жизнь и творчество. Влияние творчества Блока на поэзию Анны Ахматовой

Страница 6

В.М. Жирмунский (№11 стр. 76) замечает поэтому поводу:" Румяный" соперник - эпитет вряд ли подходящий для Блока, тем более в его роли демонического любовника. Но этот эпитет является цитатой из самоописаний Блока и ряда характеристик его внешности в молодые годы, данных другими. Эта "румяность" одно время угнетала его (слово "румяный" еще раз появляется в стихотворении Ахматовой на смерь Блока: И приходят румяные вдовушки), ср. стих Блока:

И льнут к нему . в его лице румянец (" Как тяжко мертвецу среди людей ." 1912) в первой публикации -"Современник" 1912, №11, позднее соответствующая строфа была опущена). - Розоватость Блока - постоянный мотив в мемуарах Андрея Белого, ср.: "Стройный, с лицом розовеющим, .он щурясь оглядывал отблески стекол" ( "Начало века", стр. 458), " Но Александр ли Блок ,- юноша этот , с лицом, на котором без вспышек румянца горит розоватый обветр" .(там же, стр. 287).

Однако лишь в 1962г. появились опознавательные строчки:

Это он в переполненном зале

Слал ту черную розу в бокале .

И тогда же эпитет "румян" был заменен нейтральным:

Как соперник его знаменит.

Отрывок о Блоке в окончательной редакции расширен добавлением восемнадцати стихов, слагавшимся постепенно:

1956: Но такие таятся чары

В этом страшном дымном лице:

Плоть, почти что ставшая духом,

И античный локон над ухом-

Все таинственно в пришельце.

1962: Это он в переполненном зале

Слал ту черную розу в бокале,

Или все это было сном?

С мертвым сердцем и мертвым взором

Он ли встретился с Командором,

В тот пробравшись проклятый дом?

1956: И его поведано словом,

Как вы были в пространстве новом,

Как вне времени были вы,-

И в каких хрусталях полярных,

И в каких сияньях янтарных

Там у устья Леты Невы.

Первая строфа, примыкающая к предшествующей, развивает образ романтического героя - "демона". Остальное состоит из четырех полустроф, содержащих последовательные аллюзии на четыре известных стихотворения Блока, из которых два, - из цикла "Страшный мир", имевшего для творчества Ахматовой особенно большое значение.

Первая, наиболее ясная ("В ресторане", 1910), не требует дальнейших разъяснений. Вторая связана со стихотворением "Шаги Командора" (1910-1912). Третья является перифразой посвященному Андрею Белому ("Милый брат! Завечерело .", 1906):

Словно мы- в пространстве новом,

Словно- в новых временах.

Четвертая отдаленно перекликается со стихотворением "Вновь оснеженные колонны ." (1909), посвященным В.Щеголевой и изображающим поездку на острова:

Там, у устья Леты-Невы.

Переклички "Поэмы" с " Шагами Командора" Блока.

Для общей концепции образа Блока и всей эпохи в целом особенно знаменательно включение стихотворения "Шаги командора" в эту цепь аллюзий. В стихотворении, изображающем осужденного на гибель Дон-Жуана, "изменника" романтическому идеалу единственной и вечной любви, звучит тот же мотив надвигающегося "возмездия":

Из страны блаженной, незнакомой, дальней

Слышно пенье петуха.

Что изменнику блаженства звуки?

Миги жизни сочтены .

Ср. неслучайный отголосок этого мотива в поэме Ахматовой:

Крик петушиный нам только снится,

За окошком Нева дымится

Ночь бездонна и длится, длится-

Петербургская чертовня .

Этот отрывок перекликается и со стихами из первого стихотворения цикла "На поле Куликовом":

И вечный бой! Покой нам только снится,

а третьей строкой ( Ночь бездомна) с блоковскими стихами Жизнь пуста, безумна и бездонна (также из "Шагов Командора) и Жизнь пустынна, бездомна, бездонна.

"Блок ждал Командора",- записала Ахматова в своих материалах к поэме: это ожидание - также признак людей ее "поколения", обреченных погибнуть вместе со старым миром и чувствующих приближение гибели. Не случайно и Коломбина, как сообщается в прозаическом введении к главе второй, некоторым кажется "Донной Анной (из "Шагов Командора")". Перекличка эта явственно начинается уже в предпосланном всей поэме "Девятьсот тринадцатый год" эпиграфе из оперы Моцарта "Дон-Жуан", в которой гибель ветреного и распутного любовника впервые, по крайней мере музыкальными средствами, изображена как романтическая трагедия:

Dfinirai

Pria dell aurora.

<Ты перестанешь смеяться раньше, чем взойдет заря (итал.)> (№10, стр. 163).

В "Шагах Командора" обнаруживается немало звеньев, которые - при сохранении и общей схемы- с большим или меньшим приближением "разыгрываются" в "Поэме". Помимо уже указанных перекличек ср. еще:

Настежь дверь. из непомерной стужи,

Словно круглый бой ночных часов

Бой часов: "ты звал меня на ужин.

Я пришел. А ты готов?

У Ахматовой:

Я , к стеклу приникшая стужа .

Вот он , бой, крепостных часов

Выходи ко мне смело навстречу -

Гороскоп твой давно готов .

У Блока :

бьют часы в последний раз

У Ахматовой:

Не последние ль близки сроки .

А часы все еще не бьют .

У Блока:

В час рассвета холодно и странно

В час рассвета - ночь мутна.

У Ахматовой:

Не предчувствием ли рассвета

По рядам пробежал озноб .

У Блока:

В пышной спальне страшно в час рассвета .

Холодно и пусто в пышной спальне

Настежь дверь. из непомерной стужи

В зеркалах отражены?

Скоро ль видеть неземные сны .

Нет ответа - тишина.

Анна! Анна! - Тишина.

За ночным окном - туман.

У Ахматовой:

Но мне страшно .

Спальню ты убрала как беседку .

В дверь мою никто не стучится,

Только зеркало зеркалу снится,

Тишина тишину сторожит.

А часы все еще не бьют

Дева Света! Где ты, Донна Анна?

Анна! Анна! Тишина.

Герой "без лица и названья ".

Далее хотелось бы отметить ряд не отмеченных до сих пор приемов, перекличек и цитации блоковских текстов в поэме.

Прежде всего - несколько соображений о реминисценции одного символичческого образа ("Без лица и названья") у Ахматовой.

В "Поэме без героя" дважды выступает некто "без лица и названья":

С детства ряженых я боялась,

Мне всегда почему-то казалось,

Что какая-то тень

Среди них "без лица и названья"

Затесалась. (3, стр. 39).

И дождался он. Стройная маска

На обратном "Пути из Дамаска"

Возвратилась домой . не одна!

Кто-то с ней "без лица и названья ."

Недвусмысленное расставанье

Сквозь косое пламя костра

Он увидел . (№3, стр. 49)

Включение во второй отрывок "без лица и названья"в сюжет позволяет поставить вопрос о связи носителя этой формулы - в данном случае - с тем, о ком сказано в отрывке:

Мимо, тени!- Он там один.

На стене его профиль.

Гавриил или Мефистофель

Твой, красавица, паладин?

Демон сам в улыбкой Тамары,

Но также таятся чары

В этом страшном дымном лице -

Плоть, почти что ставшая духом,

И античный локон над ухом,

Все таинственно в пришельце.

Это он в переполненном зале

Слал ту черную розу бокале

Или все это было сном?

С мертвым сердцем и мертвым взором

Он ли встретился с Командором,

В тот пробравшись проклятый дом?

И его поведаном словом ,

Как вы были в пространстве новом,

Как вы были в пространстве новом,

Как вне времени были вы,-

И в каких сияньях янтарных

Там. у устья Леты - Невы.

Окончательное уточнение содержится в стихах:

Побледнев, он глядит сквозь слезы,

Как тебе протянули розы

И как враг его знаменит.(№3, стр.47)

Отсюда - правдоподобное заключение об одном из конкретных приурочен ных "без лица и названья" второго отрывка и вероятное предположение о генеологии этого образа. Речь идет прежде всего о слое блоковских образов и символов ( вр. запись в связи со свиданием Коломбины: "Призраки в вьюге [ может быть, даже - двенадцать Блока, но вдалеке и нереально] " ). В этом смысле нельзя считать опровержением сказанного здесь Ахматовой: <"Кто-то без лица и названья" ( Лишняя тень" 1-й главы) , конечно, никто, постоянный спутник нашей жизни и виновник стольких бед. (сознаюсь что 2-й раз он попал в Поэму [ 3 главка ] прямо из балетного либретто, где он в собольей шубе и цилиндре, в своей карете провожал Коломбину, когда у него под перчаткой не оказалось руки) . Итак ,то - шестая страница неизвестно чего почти неожиданно для мен самой, стала вместилищем авторских тайн. Но кто обязан верить автору? . И от чего думать, что будущих читателей ( если они окажутся) будут интересовать именно эти мелочи. В таких случаях мне почему-то вспоминается Блок, которой с таким воодушевлением в своем дневнике записывает всю историю "Песен судьбы." Видно, Александр Александрович придавал очень важное значение этой пьесе, а я почти за полвека не слышала, чтобы кто-нибудь сказал о ней доброе или вообще какое-нибудь слово( бранить Блока вообще не принято).

1 2 3 4 5 [6] 7 8

скачать реферат скачать реферат

Новинки
Интересные новости


Заказ реферата
Заказать реферат
Счетчики

Rambler's Top100

Ссылки
Все права защищены © 2005-2019 textreferat.com